Глава № 11 «Зеркало судеб»

Чай дымился, посылая из крохотных глиняных чашечек затейливые колечки. А вот брусничное варенье так и не было тронуто.
Алиса до сих пор пребывала в оцепенении и только и делала, что пялилась на Антона в надежде, что он не станет расспрашивать ее о случившемся. К счастью, парень понял все без слов и теперь делал вид, что дремлет, откинувшись на спинку плетенного кресла.

Их разместили в одной из гостевых комнат дворца, где было куда уютнее и роскошней, чем в темном сарае. Да и пугающих шорохов нигде не было видно, что Алисе показалось весьма подозрительным. С чего это вдруг Березовой королеве пришло в голову так раздобреть? Как бы там ни было, но после случившегося в тронном зале она мгновенно приказала освободить Алису и Антона, а также считать их своими почетными гостями. Правда, объяснять, что же произошло с тем медведем девочке никто так и не стал. Рана, оставленная медвежьей лапой на ее плече, удивительным образом зажила. И это после того, как еще час назад она казалась серьезной и вызывала явные опасения.
Алиса закрыла глаза, невольно позволив себе снова мысленно вернуться на семь лет назад, в тот холодный августовский день.

Ей было всего шесть с половиной. Тогда она проснулась в пустой безжизненной комнате, за окном которой лил дождь. Ее привезли в детский дом поздно вечером — в тот же день, когда была убита ее приемная мама. Девочку просто заперли, так как не успели подготовить документы и выделить для нее места в группе. Ужина и завтрака тоже не было — все по той же причине. Но голод напрочь забылся с визитом пренеприятнейшей особы, более известной здесь как «воспитательница». Впившись своими накрашенными ногтями в руку Алисы, она с силой потащила ее в кабинет директора.

Этот безжизненный, полный отчаяния и неловких детских рисунков коридор она не забудет никогда. До сих пор он снится ей, плавно переходящий в откровенные издевательства директора детдома. О, это была женщина, удивительно похожая на гнусную жабу! Она перебирала документы и, то и дело бросала на девочку свой гневный взгляд:

— Побирушка, значит? — плевалась она. — Наверняка еще и воровка! Одна семейка чего стоит: убийца и алкашка. — Лицо директрисы растянулось в ухмылке. — Ну ничего, ни чего. Не таких исправляли.

Алиса что-то сказала в защиту своих горе-родителей и тут же пожалела об этом. «Жаба» была в ярости, но стоило ей замахнуться на девочку, как кабинет вдруг озарила яркая вспышка света, и все, кто был в нем, кроме Алисы, оказались на полу без сознания.
Она в панике выбежала в коридор и, что было силы, принялась бежать. Ей было очень страшно. Что же случилось? Что произошло?
На расслабления не было времени: за девочкой образовалась погоня из взрослых.

Она была в панике, совершенно не знала, куда бежать. В какой-то момент ей даже померещилось, что впереди нее, прямо в воздухе, зависла огненная стрелка, как на компасе, только с одной более яркой стороной, и усиленно показывала вправо. Ничего не понимая, девочка свернула туда и заметила дверь, ведущую на улицу. Вот в тот же момент преследователи почти ее догнали.

Тогда Алиса закрыла глаза, продолжая бежать, и умоляюще прошептала про себя слово «мама». И снова что-то вспыхнуло, но она так и не смогла осознать, что это было. Тем не менее, все участники погони были мгновенно сбиты с ног.

Пользуясь моментом, девочка с легкостью дернула дверь и выбежала во двор, стараясь поскорее затеряться в толпе прохожих.
Лишь только сейчас, спустя много лет, Алиса, наконец, осознала, что же произошло много лет назад. Еще вчера она с легкостью призналась бы себе, что это был лишь страшный сон, но теперь, когда всего час назад она «вырубила» огромного медведя — и ведь тоже была какая-то вспышка! — это мало походило на грезы.

В дверь осторожно постучали. Алиса тянула с ответом, и человеку по ту сторону пришлось осмелиться заглянуть в комнату.

— Можно?

Это был Юстас — тот самый мужчина с закрученными усами и в дорожной мантии, которого Алиса видела в тронном зале. Девочка кивнула, жестом приглашая его войти. Сейчас он казался более жизнерадостным, чем при их первой встрече. Наконец-то Алиса поняла, где видела его раньше — в одном из своих странных снов!

Да-да, как раз в тот самый день, когда ее отец напал на Туманное, она видела сражение и человека, вставшего грудью за ее жизнь. Но он ведь должен был погибнуть, не так ли? И все же, он стоял сейчас перед Алисой, правда, уже с отпущенными усами и не такой длинной копной волос.

— Я очень боялся, что с тобой случится нечто ужасное, — облегченно выдохнул Юстас и крепко обнял ничего непонимающую Алису. — После всего, что произошло.

— Так Вы не погибли тогда? — девочка старалась говорить тише, чтобы не разбудить Антона — тот, похоже, действительно заснул, разомлев после бессонной ночи. — Я видела сражение и то, как в Вас попала стрела.

— Так ты знаешь о восстании? — вскинул брови Юстас. — Все, кто бросил вызов Продмиру Громову в тот день были жестоко убиты. Даже Абрус, мой брат. Вероятно, ты видела его. Он действительно погиб. Но постой-ка: как ты узнала? — Юстас помрачнел, настороженно и напряженно взглянул на Алису, после чего добавил: — Только не говори, что ты ослушалась свою бабушку и отправилась прямо в гущу сражения! Это же безумие!

— Да нет, — пожала плечами Алиса, предлагая гостю чая с вареньем. — Я просто видела это во сне.

— Бог ты мой! — загадочно воскликнул Юстас и слегка пошатнулся. Алисе почудилось, словно его сзади кто-то треснул по голове. — И ты все это время об этом молчала? Ах, за что мне такие переживания, скажи на милость?! Пощадила бы старого Юстаса, молодая леди!

— Что-то не так?

— Да нет же, нет! Все очень даже превосходно! Очень! Вот только способность входить в параллели снов должно было появиться у тебя только после официальной коронации!

— Коронации? — Алиса теперь вообще не могла уловить нить этого разговора.

— Естественно! Думаю, Королеве лучше не знать об этих твоих способностях. Мне и так стоило немалого труда уговорить ее вызволить вас из плена. Я, конечно, не спрашиваю, почему у тебя больше нет огнекода. Не знаю, что ты там задумала, но из-за этого я мог бы сам стать пленником этой сумасшедшей ведьмы. Кстати, если я не ошибаюсь, у тебя скоро день рождения?

Алиса не могла поверить в то, что она слышит: неужели этот человек знает про то, когда она родилась? Хотя, может, и нет — ведь родилась она далеко не летом.

— В декабре, — деловитым тоном произнес Юстас, еще больше поражая Алису своей осведомленностью. — Знаю, что понятие «скоро» в данном контексте не совсем уместно, но кто знает, сможем ли мы еще увидеться до моего отъезда в Серебряный каньон на Равнине Иллюзий.

Алиса молчала и лишь ее глаза вопросительно сверлили Юстаса. О чем он вообще говорит?

— Возьми это, думаю, оно тебе пригодится. Это мой подарок тебе к четырнадцатилетию.

Юстас немного поковырялся в карманах своей мантии и извлек из нее овальное зеркальце величиной с ладонь.

— Это Зеркало судеб, — пояснил он. — Весьма полезная вещица. Как раз для тебя. Только пообещай мне не показывать его тем, кому не доверяешь!

— Спасибо, — промямлила девочка, принимая удивительный подарок. — А Вам я могу доверять, не так ли?

— Верно, — улыбнулся Юстас.

— Значит, мы все еще в плену? — в душе у Алисы снова что-то ухнуло и оборвалось.

— И да, и нет, — немного помолчав, ответил мужчина. — Во всяком случае, Королева еще тысячу раз подумает, прежде чем выдать тебя Громову.

Взъерошив волосы на голове девочки, как будто они с ней были давними приятелями, Юстас побрел обратно к двери. Уходя, он оглянулся и с дрожью в голосе спросил:

— Надеюсь, мой брат погиб героем?

— Он спас мне жизнь, — сказала Алиса, вспоминая подробности своего сна.

— Спасибо, — Юстас грустно улыбнулся и вышел прочь.

— Да убери его! Черт подери, Алиса!

Девочка вот уже полчаса рыдала от приступа смеха, который невозможно было чем-то остановить. Антон же ворочался в кровати, недовольно отмахиваясь от назойливого солнечного зайчика, выбежавшего из подаренного зеркальца.

— Отстань, кому говорят! Я не такой сумасшедший, чтобы вставать чуть свет ни заря. К тому же сегодня выходной день!

— Эй, нашел себе санаторий! — фыркнула на него Алиса, всхлипывая от хохота. — Кажется, ты забыл, где мы находимся? Вставай давай, нам нужно еще с Юстасом встретиться, ты что, забыл?

Девочка среагировала быстрее, чем это сделал сонный Антон. Подушка взлетела в воздух и едва не угодила в Алису.

— А мне и тут неплохо, — пробубнил парень, потирая глаза. — И без твоего Юстаса.

Так начался очередной день во дворце Березовой королевы. С момента неудачного перемещения друзей из Алексинска прошло чуть больше недели. Они уже не были пленниками, им выделили две роскошные гостевые комнаты, позволили гулять по королевскому саду. Однако о том, чтобы покинуть владения безумной колдуньи речи не шло.

За Алисой и Антоном постоянно следили: может, слуги, а может даже сама береста, из которой были сделаны стены дворца. Королеву за все это время никто из ребят ни разу не видел. Зато Юстасу разрешили навещать их и приносить сладости.

Они встречались в саду удивительных цветов, похожих на ромашку. Каждый раз, когда они поворачивали свои желтые глазки к вечно туманному небу, всегда печально вздыхали и шептались о чем-то своем.

Юстас резко изменился с последней встречи: теперь он был более осторожен в словах и все время пытался отыскать возможность задумчиво уставиться на Алису. Антону это, честно говоря, жуть как не нравилось, но он не подавал вида. Сама же девочка с нетерпением ждала каждой такой встречи — хотя бы для того, чтобы разузнать что-нибудь про свою бабушку, с которой прекрасно был знаком Юстас и о которой она давно ничего не слышала.

А еще этот человек знал Эсирию. Многого он про нее не рассказывал, но всегда говорил, что она постоянно говорит про Алису. Вот тебе и обещания научить ее луночарам! Девочка много раз пыталась называть ее имя по ночам, но та больше к ней не явилась.

Зато было точно известно, что бабушка и тетя Света спаслись после потасовки в Туманном. Понимание этого заставляло надеяться, что они обязательно придумают, как евызволить ребят из негласного плена.

Антон с каждым днем казался мрачнее тучи. Он не скрывал, что переживает за свою маму, да к тому же, его заклинатель был по-прежнему у Стражей теней. А эйки без заклинателя, как часто повторял Антон, сравни людям без головы — ничтожные создания. Уж что-что, а своей эйковской кровью он невероятно гордился.

В этот раз Юстас ожидал наших героев под ветвью раскидистого дерева, в окружении желтоглазых вздыхающих ромашек. В руках у него, как всегда, была коробка со сладостями, а из-под мантии виднелся помятый конверт. Антон с неохотой плелся за Алисой, но ему также как и ей, очень хотелось услышать что-нибудь о происходящем в Сиянии.

— Возможно, это наша последняя встреча, — хмуро произнес Юстас, протягивая Алисе сладости. — Ситуация выходит из-под контроля. Королева уже догадывается, кто ты на самом деле. Еще больше вопросов возникает по поводу Вас, юноша.

Юстас внимательно посмотрел на Антона и, как предполагал, заметил на его лице непонимание.

— По поводу меня?

— Именно, Лотто, именно, — вздохнул Юстас и нервно заозирался по сторонам. — Думаю, ты и сам понимаешь, о чем я. Но здесь не лучшее место для подобных разговоров. Знаю лишь одно: вам необходимо как можно скорее покинуть Березовые земли.

— Но как? — громко произнесла Алиса и тоже оглянулась, чтобы убедиться, что их никто не подслушивает. — Почему Эсирия не может нас вывести через свою дверь? Это ведь проход, не так ли? Телепортация?

Юстас помрачнел больше обычного. Некоторое время он разглядывал любопытные лица ребят, после чего сказал:

— Да, что-то вроде. Но это не сработает, по крайней мере здесь. Во владениях Королевы обычные луночары не действуют. Даже Продмир Громов здесь лишен своих сил. Все дело в бересте, которая подчиняется только своей хозяйке. Обмануть ее невозможно.

— А что, если нам прихватить с собой кусочек этой бересты, чтобы никакой Громов нам не был страшен? — мальчишечьи глаза завороженно сверкнули.

— Мудрый ход, юноша, — впервые улыбнулся Юстас. — Но не совсем подходящий. Не думаю, что береста спасет Вас от Продмира. В ней сила Королевы, а если учесть, что она заодно с этим негодяем…

— Поэтому Эсирия и не хочет нас спасать? — голос Алисы заметно упал. — Она боится Королеву?

— Это не так! — твердо и довольно громко сказал Юстас, внимательно смотря в глаза юной Громовой. — Эсирия — самая храбрая женщина, которую я встречал в своей жизни!

— Да, но почему же она солгала, что придет ко мне, стоит мне только назвать ее имя? — Алиса почувствовала, что сболтнула лишнего. По крайней мере, Антон знал об Эсирии только то, что рассказывал Юстас. О том, что Алиса уже с ней знакома, для него было открытием.

Ромашковый сад жил своей собственной жизнью. Среди цветов, то тут, то там порхали феерины, перелетая от цветка к цветку, а среди деревьев можно было заметить любопытных хоббитролей, высовывающихся из-под корней. Со стороны непроглядного туманного монолита, где, как предполагала Алиса, находился лес, слышался усталый скрип вековых деревьев.

— Не все так просто, — опустил глаза Юстас. — Видишь ли, Эсирия в заточении и …

— Где? — опешила девочка. — Что произошло? Это из-за меня, верно? Где она сейчас? Надо ее спасать!

— Сперва сами спаситесь, — иронично поджал губы мужчина. — Эсирия в плену уже много лет. Это долгая история. Но сейчас, когда тучи над Сиянием стали сгущаться, у нее больше нет возможности приходить к вам, юная леди. К ней приставлена усиленная охрана, а мне больше не разрешают с ней видеться.

— Мне бы только снова встретить свою бабушку, — нахмурилась Алиса. — Она очень сильная и добрая, обязательно что-нибудь придумает! Она ее освободит! Это ведь Продмир, не так ли? Это все из-за него!

Юстас снова огляделся, после чего еле слышно сказал:

— Не стоит винить во всех своих бедах только одного. Математика внешнего мира знает много других цифр, помимо единицы. И поверь мне, старому Юстасу, они будут куда значимее, чем число один.

— Это еще что за бред?! — фыркнул Антон, заплетая в локтях руки. — И как нам, по-вашему, это может пригодиться удрать отсюда? Я, конечно, могу остановить время, но этого не хватит на побег.

— Вам необходимо найти Ардамиров цвет, — тихо произнес Юстас, уставившись на россыпь ромашковых огоньков. — Ваши способности уникальны и неожиданны, юная леди.

Мужчина посмотрел на Алису загадочным и в то же время дружеским взглядом, словно хотел ей поведать о чем-то сокровенном, но не мог.

— То, что случилось в тронном зале, — продолжил он, — не должно было произойти. Да, это событие спасло тебя от гнева Королевы, но вместе с этим, пробудило внутри твоего сердца то, что не должно было просыпаться.

— Что это? — испуганно воскликнула девочка.

— Я бы назвал это проклятием, — после продолжительной паузы ответил Юстас. — Именно поэтому тебе необходимо, как можно скорее, отыскать Ардамиров цвет. Твоя бабушка уверена, что только он способен оградить тебя от ярости Продмира Громова.

— Почему бы ей самой мне об этом не сказать? — на этот раз девочка не смогла подавить накопившуюся внутри нее досаду: по словам Юстаса, Евдокия прекрасно знала, где находится Алиса, но за столько дней она даже не попыталась с ней встретиться.

Юстас не ответил. Он лишь извлек из-под мантии помятый конверт, извлек из него письмо и протянул Антону.

— Это от твоей мамы. Прочти его, пока никто нас не увидел.

Мальчик развернул листок бумаги и принялся скользить взглядом по строчкам. С каждой такой пробежкой лицо его становилось все мрачнее и мрачнее. Окончив чтение, он вернул письмо Юстасу и, даже не попрощавшись, решительно зашагал в сторону дворца.
Мужчина лишь только вздохнул и тоже побрел из королевского сада, на выходе из которого его уже поджидали шорохи, принявшие обличье коршунов.

Весь оставшийся день Алиса вспоминала разговор в саду и пыталась понять, что же хотел сказать их знакомый, говоря про проклятие. Она и сама понимала, что в ней что-то не так — та штука, которая отправила в нокаут медведя, не случайна.

Зато все чаще Алиса доставала подаренное ей зеркальце — разумеется, когда этого не видели дворцовые слуги. Зеркало — как зеркало, ничего особенного. И все же была в нем какая-то загадка — что-то едва уловимое, но очень настораживающее.

Так прошел еще один день в королевском заточении. Что было сегодня — пятница? А, может, вторник? Лето шло семимильными шагами.
Девочке каждую ночь снился привычный ей мир людей, ее школа, дом и то, как она гуляет по поселку. Все это осталось теперь по другую сторону могущественного Тумана. Кто знает, может Сияние снова сменило свое место расположения, и теперь за Двойным переходом уже не Алексинск, а какая-нибудь Африка или Австралия…

Этой ночью Алисе снова не спалось. Она все время думала о бабушке и тете Свете. А еще она вспомнила про бельчонка Треска — интересно, удалось ли ему спастись от Стражей теней? Чтобы как-то отвлечься, она в очередной раз достала подаренное ей зеркальце и принялась вглядываться в свое отражение.

Антон давно ушел в свою комнату, оставив ее с целым ворохом фантиков из-под шоколада, подаренного Юстасом. В комнате было тихо и немного жутковато, поэтому девочка подошла поближе к окну, чтобы лучше разглядеть свой подарок.

Она смотрела на свое отражение, но представляла в нем бабушку — сильную, добрую, непобедимую. Было ли это плодом ее воображения или нет, но в глубине зеркала действительно возникало морщинистое лицо Евдокии, которое улыбалось ей. А после был совсем другой старческий взгляд — полный ужаса и страдания. Девочка видела, как ее бабушка пятится назад, пытаясь спастись от чего-то страшного и опасного. Было понятно, что она не в состоянии справится со своим отчаянием и поэтому вынуждена принять поражение.

Алиса хотела получше разглядеть происходящее в зеркале, но взглядом уцепилась за парящие вокруг себя разноцветные шары света. Их было примерно с десяток. Они зависли в нескольких метрах от пола и теперь окружили девочку со всех сторон. И что самое удивительное — они общались с ней! Нет, не словами, а мыслями. Похоже, они поняли, что Алиса напугана их появлением, и теперь интуитивно принялись успокаивать ее, давая понять, что вреда ей не причинят.

— Вы кто? Что Вам нужно? — Алиса растеряно оглядывала каждый светящийся шар, напрочь позабыв про зеркало.

— Это судьбомуны, — раздался знакомый величественный голос. В темноте комнаты возник силуэт Березовой королевы. — Они слуги Зеркала судеб. Не буду спрашивать, откуда оно у тебя взялось, ты же мне все равно не расскажешь, верно?

— Мне его подарили, — не раздумывая, отрапортовала Алиса, рефлекторно пряча подарок за спину.

— Как бы там ни было, — игриво хмыкнула Королева, — судьбомуны являются далеко не к каждому сиянцу. Именно они показывают в этом Зеркале судьбу любого задуманного человека. Достаточно просто попросить их об этом. Интересно узнать, к чьей же судьбе ты прикоснулась, девочка? Хотя, впрочем, — Королева лукаво прищурилась, разглядывая Алису. — Я и так увидела достаточно. Зеркало можешь оставить себе — оно все равно мне ничего не расскажет.

Березовая владычица быстро оглянулась назад, словно кого-то увидев за спиной, и… исчезла. Снова проделки Тумана, — решила девочка.
Посвятив немного времени разглядыванию места, где только что находилась Королева и убедившись, что ее там больше нет, Алиса снова поднесла к себе подарок Юстаса и посмотрела на свое отражение. Оно было обыкновенным, как в любом другом зеркале. Судьбомуны, кружившие вокруг нее в зеркале не отражались, однако что-то яркое и еле различимое все же мельтешило за спиной девочки. Алиса пригляделась внимательнее и не смогла поверить своим глазам: у нее за спиной трепыхались крылья, как у настоящей бабочки! Они были грациозны и почти прозрачны, словно сотканы из лунного света.

Девочка положила зеркальце на подоконник. Судьбомуны сразу исчезли, плавно переместившись во внутрь зачарованной вещицы. Алиса осторожно повернула голову назад, чтобы разглядеть происходящее у нее за спиной, но тут же облегченно выдохнула — никаких крыльев у нее не было.

Может, ей померещилось? Вполне возможно, учитывая, что на дворе уже глубокая ночь. Решив, что лучше обдумать все на свежую голову, она твердо решила поддаться здравому смыслу и пойти спать. Однако, до своей постели так и не добралась — дикая боль пронзила ее спину, плавно перетекая в область лопаток. Еще мгновение — и невидимая сила резко швырнула девочку об стену.

Перед тем, как потерять сознание, она смогла разглядеть лишь два огромных кошачьих глаза, неожиданно вспыхнувших в темноте. По комнате ползло кошачье шипение: «НЕТ!!!»

Больше ничего не было — только мрак.