Глава № 3 «Бульвар Юности»

Алиса застыла на месте — нет, не от волшебства, больше от страха. Она молча разглядывала сбитых с ног горе-похитителей, переводя взгляд то на расколотое тело школьного директора, то на остановившийся мир вокруг.

Что ей делать? Куда бежать? А вдруг это просто сон? Нет, это не может быть правдой. Похоже, она снова задремала у окна.
Алиса с трудом постаралась ущипнуть себя за руку, но тут же вскрикнула от боли.

Светящаяся дверь в воздухе мгновенно исчезла, и теперь неподалеку от двух лежащих без сознания взрослых на Громову смотрел крохотный камень.

— Простите за беспокойство, молодая сударыня, — просипел он. — Позвольте дать Вам совет.

— Д-д-да, — нерешительно выдавила из себя Алиса. Такое поведение можно было понять: всю свою сознательную жизнь она мечтала быть самой обыкновенной, ничем не примечательной девочкой. Но как же, скажите на милость, ею стать, если прямо сейчас тебя рассматривает какой-то камень, разговаривает с тобой и дает советы?

— На вашем месте (разумеется, если был бы таким же высоким и быстрым, как Вы) я поспешил скорее найти куда более безопасное укрытие, чем сад камней, — проскрипел он. — Появление портала могли заметить в Ишгуде. И если это так, то совсем скоро здесь появится не один десяток его Стражей.

— Стражей? — непонимающе переспросила Алиса.

— Именно, молодая госпожа! Или Наблюдателей, — осторожно протянул камень. — Вам нужно спешить! Но прежде, чем Вы это сделаете, возьмите с собой и меня. Уверен, что в вашем кармане найдется свободное местечко для старого Стоуна. Поверьте, я больше не могу терпеть те истязания и то зло, которые причиняют мне в проклятом замке.

— Х-х-хорошо, — согласилась Алиса. Она не понимала, о чем говорит камень, но ей тоже очень хотелось, как можно скорее, отсюда уйти. Внезапно на нее снизошло осознание, что она может двигаться — страх сменило искреннее желание бежать. Алиса подошла к камню, осторожно подняла его и положила в карман своей куртки. Подобрав распластавшийся на асфальте портфель, она, что было сил, кинулась в сторону ближайшего переулка.

— Куда нам бежать? — Алису все еще пугала картина бескрайних рядов застывших прохожих, а также так и норовящих удариться о лицо зависших дождевых капель.

— Направляйтесь вперед, молодая госпожа, — донесся из кармана скрипучий голос камня по имени Стоун. — Если я не ошибаюсь, где-то поблизости должна быть одна из великих дорог фейри.

— Каких дорог?

— Фейри, — ответил Стоун. – Это древние существа, которые когда-то наполняли все земли Сияния. Неужели Вы о них не слышали?

— Простите, но я не знаю о чем вы, — отозвалась Алиса, которая уже вприпрыжку бежала среди улиц застывшего города, то и дело оглядываясь по сторонам. – Мы же в Алексинске. Вы точно уверены, что говорите о нашем городе?

— Я уверен в этом! – гордо заявил Стоун, чей голосок еле доносился из кармана. — Я бывал в ваших местах тысячу веков назад, когда Туман присутствовал на этой земле, и точно помню эту дорогу. Направо, пожалуйста.

— Извините, — с нажимом произнесла запыхавшаяся Алиса. — Вы же не видите, куда я бегу.

— А мне и не нужно! За те годы, что я провел в плену Ишгуда, я научился чувствовать силу Тумана за версту. Направо, да-да, сюда.
Алиса послушно повернула туда, куда указал камень, и выбежала на бульвар Юности. Едва она сравнялась с витриной обувного магазина, как вдруг на голову посыпались капли дождя.

Город ожил. Люди продолжили свой суетливый путь, а вдоль бордюров бульвара снова загудели автомобили. Казалось, случившееся никто не заметил.

Алиса резко остановилась: оживший город казался ей чем-то даже более волшебным, чем говорящий камень у нее в кармане. Легкий ветерок, нежно ласкавший слипшиеся волосы, был подобен чуду.

По правде, она не любила это место. Но всегда восхищалась его необычайной красотой. Так вышло, что очень многое в жизни Алисы было связано со здешними улочками. Даже сейчас, спустя семь лет, она отчетливо помнила тот день, когда решилась сбежать из детского дома. Первый глоток настоящей свободы и утреннего воздуха — это забыть очень сложно.

— Нужно спешить, — не унимался сидевший в кармане Стоун. — Кто-то снял временную петлю. Возможно, за нами погоня!

Алиса и сама понимала, что город ожил не сам по себе. А потому, нужно было поскорее найти ту самую таинственную дорогу, о которой говорил Стоун. Ей иногда казалось, что в бесконечной толпе прохожих она замечала фигуру Толстяка.

Надо было спешить. Девочка безоговорочно доверяла говорящему камню — ведь он был волшебным, а значит, знал намного больше обо всем происходящем. Хотя, если уж совсем быть честным, Алиса с удовольствием согласилась бы и вовсе ничего о том не знать.
Бульвар Юности находился в самом центре Алексинска и являлся главной достопримечательностью города. Здесь можно было встретить невиданной красоты скульптуры и фонтаны, а также фантастической высоты еловое дерево, которое под Новый год всегда обрастало яркими огоньками и праздничными игрушками.

Город – каждый его уголок — был залит разноцветными красками лета. Даже несмотря на дождь, он был в полной готовности развлекать, заманивать и всячески искушать случайных прохожих. Он виртуозно расставлял свои сети, и люди с радостью попадались в них, предпочитая свежему воздуху душные салоны красоты и обложки модных журналов, а собственной жизни – чужие судьбы.

— Нам налево, молодая госпожа, — не унимался скрипящий голосок из кармана. К счастью, его слышала только Алиса. Другие прохожие были слишком озабочены своими проблемами, что попросту не замечали ничего вокруг.

Совсем скоро Алиса свернула за угол одного из торговых центров и остановилась. Убедившись, что за ней никто не наблюдает, она вытащила из кармана говорящий камень и подняла его на уровне своих глаз. У крошечного существа не было рук, чтобы удержаться на ладони у девочки, отчего он сразу заворчал, чтобы та его не уронила.

— Проход здесь, — гордо заявил Стоун. — Я не могу ошибиться!

— Но здесь же ничего нет! — расстроенным голосом произнесла Алиса. Она была уверена, что Стоун все же ошибся, и что ей придется искать другой путь, чтобы поскорее оказаться в безопасном месте. Однако сам камень не казался раздосадованным своим огрехом. Он внимательно всматривался в покосившиеся подъезды жилых домов и заставленный автомобилями двор.

— Там! — наконец воскликнул камень. — Вон там!

Алиса посмотрела на стихийную свалку мусора, образовавшуюся со временем у торца жилого дома, потом — на уверенное каменное лицо Стоуна. Поправив съехавший с плеча портфель, девочка медленно зашагала к помойке, держа одной рукой говорящий камень, а другой — зажимая нос от дикой вони.

— Это здесь, — произнес Стоун. — Судя по запаху, здесь люди бывают редко.

— Бодюсь, что и я долго бдесь не бробуду, — прогнусавила Алиса, изо всех сил сжимая пальцами переносицу. Ее глаза слезились, а сердце предчувствовало приближающуюся опасность. Краешком глаза она заметила двух мужчин, выбегающих позади нее из-за торгового центра. Да-да: это был Сулмедир и Толстяк, который издалека казался истинной горой жира.

— Скорее, подбрось меня! — воинственно скомандовал Стоун.
Алиса не стала долго размышлять и послушно подкинула камень в воздух. Как она и подозревала, Стоун не грохнулся на землю, а завис прямо перед ее лицом.

— Вот они! — раздался холодный высокий голос позади них. — Там, у свалки!

Сердце Алисы забилось очень быстро: она боялась оглянуться, но отчетливо слышала топот стремительно приближающихся ног. Девочка закрыла глаза, не представляя себе, что же ее ждет. Но чья-то рука сильно впилась в отворот ее летней куртки и быстро потянула вперед.

Алисе на долю секунды почудилось, что она упала в воду: что-то мокрое, но невероятно теплое и приятное окутало ее тело.

— Не открывай глаза! – раздался возле ее уха женский возглас. — Иди вперед, но смотри, не открывай глаза. Это самое главное. Договорились?

Алиса, молча, кивнула. Она больше не слышала ни преследовавших ее людей, ни шума автомобильной дороги. Ей казалось, что те двое снова применили какое-то волшебство, и теперь время в городе в очередной раз замерло по их приказу.

Но это было не так. Алиса медленно шагала вперед, опасаясь оступиться и открыть глаза. Она словно плыла по воде куда-то вдаль, наслаждаясь каждым своим шагом.

Голоса Стоуна нигде не было слышно. Наверное, он вновь попал в руки бандитов, — думалось Алисе. То, что она оставила несчастный камень на расправу негодяям, вовсе не вселяло в нее радости.

Тем не менее, девочка была не одна. Алиса чувствовала, как рядом с ней кто-то идет. Она уже была готова смириться с существованием сверхъестественного, лишь бы только проснуться завтрашним утром и понять, что все это был лишь страшный и нелепый сон.

— Постойте! – остановилась девочка и, не открывая глаз, обратилась к идущему рядом. – Куда я иду?

— Действительно, куда? – спросил женский голос.

— Я думала, что Вы меня проводите куда нужно, — растерялась Алиса.

— А куда тебе нужно? – снова спросил голос.

Алиса задумалась. На самом деле ей некуда было пойти, кроме как в ставший родным дом.

— К бабушке.

— Что ж, хорошо, — прозвучал женский голос. – Тогда смело шагай вперед. Когда почувствуешь дуновение ветра, можешь открыть глаза. Но только тогда, договорились?

Алиса кивнула и продолжила идти с закрытыми глазами, улавливая вдалеке удивительное журчание воды и пение каких-то невероятных птиц.

— А что это за место? – спросила Алиса. Она до сих пор не могла понять, откуда все это в центре забитого автомобилями города.

— Эти земли когда-то полнились удивительными песнями и героическими сказаниями, — после минуты молчания ответил голос. Искра грусти заметно прослеживалась в нем. — Сейчас же это проклятая земля.

— Но почему? Как мы попали сюда? – удивилась Алиса.

— Верно говорят, что ты очень похожа на отца. К счастью, только внешне.

— Вы его знаете? – переспросила Алиса.

Но ответа так и не последовало: в лицо Алисе врезался разогнавшийся ветерок. Девочка открыла глаза и испуганно попятилась назад — она стояла на высоком склоне среди желтоглазых одуванчиков, а внизу виднелись очертания покосившихся деревянных домиков.

Это был поселок Туманное, в котором героиня нашей истории жила со своей бабушкой. Вот только от бульвара Юности до него – с десяток километров!

Алиса не могла понять: как же она попала сюда и кто ее сопровождал? Вокруг не было ни души: ничего, кроме широкого моря одуванчиков и фиолетовых факелов цикория.

Похоже, дождь сюда так и не захаживал. Горячий воздух касался щек, а уши закладывало от трелей десятка кузнечиков. Где-то вдали виднелся густой лес, над которым возвышались огромные кучевые облака. Бабочки со стрекозами весело кружили над склоном. Сейчас они казались Алисе крохотными жителями волшебного и непостижимого мира…

Бытность в поселке протекала в каком-то невероятно мирном, спокойном и вялотекущем темпе. Хоть Алиса и жила здесь вот уже семь лет, она и подумать не могла, что тут есть такие чудесные и удивительные места. Она уже позабыла обо всем на свете, и теперь раскрыв рот от восхищения, стояла посреди одуванчиков и наслаждалась сельскими окрестностями.

Вот так бы стояла и стояла. Без забот и суеты.

Но это было совершенно неподходящее время для отдыха. Совсем скоро внимание Алисы привлек приближающийся к ней силуэт. Девочка сразу же узнала знакомую походку своей бабушки. Несмотря на годы, это была невероятно высокая и сильная старушка, которую все уважали и, возможно даже, побаивались. Ее седые волосы были строго заплетены назад, в копну, а изрезанное морщинами лицо говорило о нелегких годах жизни.

Бабушка взобралась на склон, остановилась в нескольких шагах от Алисы и, приветливо расправив руки, облегченно выдохнула:

— Слава небесам! Я уже боялась, что она тебя не встретит!

— О ком ты говоришь, бабуль?

Но ответа не последовало. На лице у Евдокии возникла полная добра и нежности улыбка — та самая, которая так завораживала Алису с детства.

За нее девочка готова была простить все, что угодно.