Глава № 4 «Сумерки»

Они шли не спеша и всю дорогу молчали. Евдокия казалась чем-то обеспокоенной: она то и дело оглядывалась по сторонам, словно опасаясь преследования. Алиса же, напротив, быстро позабыв обо всем, уверенно перебирала ногами между покосившихся заборов, из-за которых торчали лапы белоснежной сирени. Несмотря на то, что бабушка была единственным близким человеком в ее жизни, девочка не могла найти слов, чтобы поведать ей о случившемся.

До самого дома эти двое шли в молчании, пока их не окликнул дребезжащий старушечий голос:

— Дуська, ты, часом, не на Почту ходила?

Среди деревянных планок на Евдокию с Алисой смотрели два мутных глаза и огромный крючковатый нос.

— А то я слышала по радио, что пенсию нам подняли — рублей на пятьсот! Вон оно как, Дуська…

— Да что ты, Антонина, не смеши, — отмахнулась от нее Евдокия. – Разве нам положены почести от людской власти? Не больше, чем старой свинье в твоем сарае!

— Погоди, не спеши, Дуська, — задержала ее Антонина. Голос соседки понизился, чтобы никто другой не смог их подслушать. – Помнишь, я тебе говорила про Туман этим утром? Так вот, сегодня на селе были Стражи теней. Алиской твоей интересовались. Я-то, конечно, соврала, мол, не знаю ничего. Не уж-то оно пришло, время-то? Не уж-то они нас нашли? – последняя фраза была полна искреннего ужаса.

— Думаю, что да, — еле слышно ответила Евдокия и вскинула ладонь над дверью калитки. – Имбрагнео, — прошептала она, и в этот же миг дверь сама по себе распахнулась перед хозяйкой. Та будничным жестом пригласила Алису войти.

Раньше девочка никогда не видела, чтобы ее бабушка так открывала двери. Странно, может, это какой-нибудь фокус?

Она сделала шаг вперед и тут же ахнула — прямо к ним спешил тот самый черный кот, которого Алиса уже видела сегодня пару раз.

— Извини, что без предупреждения, Вася.

Кот сердито заурчал и быстро последовал к распахнутой калитке. Раздался еще один щелчок — дверь вновь закрылась, словно по волшебству. Может, это оно и было?

Алиса осторожно прошла за бабушкой, поднялась на ступеньки крыльца. На окошко рядом с дверью изнутри дома прыгнул кот Васька. И как это он там очутился так быстро? В любом случае, в замочной скважине двери раздался щелчок, и она отворилась.

— Входи, Алиса, не пугайся. Просто сегодня суматошный день, всего сразу и не объяснишь.

Бабушка выглядела немного растерянной. Она молчала, долго собираясь с мыслями. Похоже, разговор предстоял серьезный. Вот только Алиса страсть как не любила такие беседы!

Оказалось, в доме они были не одни. На кухне за обеденным столом девочку и ее бабушку поджидала еще одна соседка — молодая рыжеволосая женщина по имени Светлана. Ей давно было за тридцать, однако внешне она с трудом дотягивала до двадцати пяти. Соседка нервно теребила в руках вилку и лениво покачивала ногой под столом.

— Здравствуйте, — поприветствовала ее Алиса (она уже привыкла к частым визитам тети Светы. Иногда у девочки складывалось впечатление, что соседка у них живет — настолько часто они с бабушкой встречались за чашечкой чая).

— Привет, Алиска! Как добралась? Надеюсь, с тобой все в порядке?

Алиса молча смотрела на соседку, не до конца понимая: это она просто так сказала или откуда-то знает, что с ней случилось?

— Да, — согласилась девочка, страстно надеясь, что разговор, о котором предупреждала бабушка, будет о чем-нибудь другом.

Евдокия вошла в кухню следом за Алисой. Она уселась за стол напротив рыжей соседки, предлагая ей чаю из стоящего на столе самовара.

Но тетя Света дала понять, что она здесь не за этим.

— В Ишгуде уже знают об Алисе, — неожиданно угрюмо произнесла Светлана, обращаясь к старухе. Девочка насторожилась: опять это странное слово!

— Это уже не важно, — тяжело вздохнула та. — Нам придется уехать отсюда. Может, все таки чаю, Света?

— Нет, спасибо, баб Дусь. Скоро мой Антошка должен из школы вернуться, — Светлана вновь одарила загадочной улыбкой Алису. — У Вас ведь завтра каникулы начинаются, не так ли?

— Да, — кивнула Алиса, заглядывая в холодильник. После всего, что с ней приключилось, ей страстно хотелось что-нибудь поесть. — А куда это нам надо уезжать, бабуль? Вот бы на море хоть раз съездить!

Евдокия молчала, нахмурив брови, но вскоре снова вздохнула, сообщив:

— Может, и на море. Алиса, сегодня мне звонили из твоей школы. — Девочка почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног. — Мне сообщили о том, что произошло.

— Но бабушка, я же ничего не сделала! — запротестовала Алиса, заглатывая на ходу огромный бутерброд с колбасой и сыром. — Ничего, честное слово!

— Я знаю, — ласково улыбнулась бабушка. — И все же у меня есть причины для беспокойства.

— Да все нормально, бабуль, — пробубнила Алиса, пережевывая бутерброд. — Я ничего не поджигала, директор это подтвердит. Если, конечно, с ним все в порядке.

Она вдруг вспомнила, что расколола его на кусочки.

— Алиска, да как ты не поймешь! — воскликнула тетя Света. — Дело вовсе не в том, сделала ты что-то или нет!

— В смысле? — Алиса непонимающе уставилась на соседку, на мгновение прервав терзание бутерброда.

— Я про то, что ты смогла спастись — и это самое главное! Верно я говорю, баб Дусь?

Алиса едва не выронила остатки пищи на пол.

Вот те на. Не уж-то они все-таки знают, что с ней произошло после школы? Но откуда?

— В том, что ты вечно попадаешь в неприятности, нет ничего страшного, — Евдокия лукаво подмигнула внучке и ласково улыбнулась. — Это вполне нормально.

— Нормально? — Алиса возмущенно посмотрела на бабушку, обида и негодование подкрались к самому горлу. — И что, по вашему, в этом нормального? С другими в моем классе ничего такого не происходит. И если я — нормальная, значит, я не хочу быть такой вообще!

— Не все так просто, внучка, — серьезно ответила старуха, после чего странно переглянулась с соседкой и, ничего не объясняя, вышла из кухни.

Алиса вопросительно посмотрела на тетю Свету, но и та не стала ничего объяснять. Неуклюже выбравшись из-за стола, она подмигнула девочке и, не попрощавшись, последовала за хозяйкой дома.

В кухне остались трое: тишина, Алиса и недоеденный бутерброд.

Часы лениво отсчитывали время. В оконной раме, заросшей паутиной, жужжали мухи. По стеклу кто-то настойчиво стучал — это просилась в дом ветка садового жасмина.

Разделавшись с обедом, Алиса решила выйти во двор, чтобы хоть как-то отвлечься от нахлынувших чувств. Ей не очень хотелось видеть тетю Свету с бабушкой. Да-да, несмотря на то, что их странные разговоры только пробуждали кучу вопросов к ним.

Голосов не было слышно. Вероятно, закадычные подруги заперлись в одной из дальних комнат дома. Алиса не могла никак понять: что за секреты у взрослых и почему они не хотят, чтобы их подслушали? Вздохнув с досады, девочка дернула на себя дверь и вышла во двор.

По всему поселку доносились ребячьи голоса — это местные мальчишки возвращались из школы. Интересно, увидит ли она, наконец, Антона?

Сделать это было действительно непросто. За все время, которое девочка жила в Туманном, она ни разу не встречала его. Про этого мальчишку постоянно говорили, более того — он учился с Алисой в одной школе и даже жил по-соседству. Вот только увидеть его было абсолютно нереально, как бы она не старалась.

По двору важной походкой разгуливали куры. Похоже, бабушка совсем закрутилась и забыла закрыть курятник. Отломив от куста жасмина длинный прут, Алиса принялась гоняться за птицами, выпроваживая их со двора.

— Эй, золушка! Не твоя туфелька? — раздался мальчишечий хохот, и во двор через забор перемахнула старая, порванная калоша, лежавшая у дороги.

Группа мальчишек во главе с долговязым Сашкой Багровым стояла у забора Громовых и от души гоготала на все село. Никто из местных не решался с ними связываться: эти хулиганы учились в старших классах и нередко попадали в полицейский участок за погромы и разбои.

— Очень смешно, — насупилась Алиса, отбрасывая прутом в сторону грязную калошу.

— Ты мне не хами, золушка! — загрохотал Сашка Багров, ехидно улыбаясь во все лицо. — А то я и тебя, и твою бабку не пожалею! Подожгу Ваш дом, никто и не докажет!

— Точно, — поддакнул кто-то из мальчишек. — У него отец в суде работает, ему ничего не будет!

Снова громко рассмеявшись, ребята побрели дальше, оставив Алису в окружении перепуганных кур. Девочка с досады саданула ногой по деревянному забору. Как же ее это достало! Когда же, наконец, закончится этот дурацкий день?

Как бы она не старалась, но сдержать выбежавшие на лицо слезы, ей так и не удалось. Загнав последнюю птицу в курятник, она вернулась в дом и закрылась в своей комнате.

Здесь всегда было очень уютно. Невероятно маленькое, заставленное шкафом и книжными полками помещение, с небольшой кроваткой и горшком с цветущей лилией на подоконнике. О современности здесь говорил, разве что, только видавший виды ноутбук, который Алисе подарила бабушка на самый первый день рождения, проводимый в ее доме. Тогда, с появлением внучки, Евдокия твердо решила немного осовременнить свое жилище.

Впервые за много лет ветхие стены узнали что такое телевизор и даже беспроводной Интернет. Хотя, конечно, вся эта современность сосредоточилась, в основном, на комнате Алисы — бабушка так и не рискнула отказаться от сельского быта, оставив в гостиной лишь телевизор.

Не было у Громовых и мобильных телефонов, что очень веселило одноклассников девочки. Но Евдокия наотрез отказалась покупать внучке эту «странную штуковину для разговоров».

Почти все стены с обоями в ромашку были увешаны постерами местной футбольной команды, а на самом верху книжного шкафа красовались два металлических кубка за победу в дворовом турнире.

Футбол Алиса просто боготворила, хотя открыла его для себя всего лишь два года назад. Это была для нее самая главная отдушина среди всех унижений и насмешек. Там, на поле, она действительно жила, дышала полной грудью, не боясь ничего на свете. Тренировки проходили далеко за пределами учебных стен, а мальчишки из команды Алисой очень дорожили — как никак, единственная девчонка на весь клуб, причем мастерски владеющая мячом. Настоящий талисман! Со многими из ребят Алиса переписывалась по электронной почте.

Особенно с капитаном команды — Димкой Филипповым, по мнению девочки, самым симпатичным парнем в их городе.

Она лежала, уткнувшись в подушку, и всячески пыталась задремать. В последние дни это удавалось все труднее. В ее снах постоянно возникали забытые мгновения страшных издевательств и истязаний, лица взрослых и детей…

Ей снился детский дом. Этот сон являлся к ней уже на протяжении семи лет. Каждую ночь она снова и снова бежала по длинному коридору интерната, а за ней мчались разъяренные воспитательница и директриса.

Они вот-вот нагонят ее — совсем чуть-чуть, еще немного. Но в самый решающий момент что-то происходит. Яркая вспышка сбивает преследователей с ног, и девочке удается выбежать во двор.

Сон ли это на самом деле? Нет, конечно. Хотя она отдала бы все на свете, чтобы это оказалось обыкновенной выдумкой.
— Кхе-кхе.

Кто-то вежливо откашлялся, и Алиса от неожиданности чуть было не подскочила к потолку. На подоконнике ее комнаты сидел кот Васька и лениво вылизывал лапу. Алиса отпрянула назад, не понимая, как это он очутился здесь.

— Моя хозяйка просила передать Вам, что ужин готов, — произнес кот, не обращая внимания на удивление юной Громовой.

— Что? То есть… Это Вы мне? — растеряно произнесла она.

— Ну, а кому же еще? — лениво уставился на нее кот. — Тут кроме нас никого нет. Кстати, сегодня с нами ужинает Светлана. Так что, будь любезна, причешись и умойся. А то не удобно перед гостями, честное слово!

Кот неестественно фыркнул, взмахнул своим пушистым хвостом и… исчез!

Алиса протерла свои заплаканные глаза — нет, ей не могло это показаться.

Девочка пулей вылетела из комнаты, боясь оглянуться. Ей ужасно хотелось рассказать об этом бабушке. Ну надо же — не уж-то она, Алиса Громова, может понимать кошек? Или они ее? И потом: с каких это пор тетя Света стала гостем в их доме? Да она уже полноправный член семьи, ей богу!

Со стороны кухни уже доносился аромат свежевыпеченного пирога и картофельного пюре с луком. Она молнией промчалась мимо гостиной и резко остановилась в двух шагах от кухни, откуда, в этот самый момент, доносились тревожные голоса бабушки, тети Светы и… неужели кота? Да, это был Васька. Выходит, бабушка уже в курсе, что он разговаривает?

— Это сложнее, чем я думала, — вздохнула Евдокия, звеня посудой. — Алиса и без того переживает. Она едва смогла забыть прошлое. А тут такое.

— Думаешь, сработает план, а, баб Дусь? — прозвенел в фарфоровым бокале голос тети Светы. По всей видимости, соседка привычно сидела за обеденным столом и лениво потягивала горячий чай с мятой.

— А как же, — послышался старческий голос. — Вот только жаль мне ее. Столько всего свалилось! А сколько еще предстоит ей узнать…!

— Неужели Вы настолько привязались к ней, хозяйка? — прозвучал кошачий голос.

— Она моя внучка, — с нажимом на «внучка» произнесла Евдокия. — В ней течет и моя кровь. Не забывай об этом, Василус. Какими бы не были обстоятельства, у Алисы должен быть шанс на спасение. Именно поэтому нам надо срочно уехать отсюда.

— Но это только отложит неминуемое, — фыркнул кот.

— Да, ты прав, Василус. И все таки это лучше, чем дожидаться, когда они ворвутся в мой дом.

Все неожиданно замолчали. В этот момент дверь кухни скрипнула, и показался силуэт встревоженной Алисы. Тетя Света, как ни в чем не бывало, принялась допивать свой чай, заедая его брусничным вареньем. Кот вертелся возле Евдокии, выпрашивая угощение.

— Садись за стол, Алиса, ужин готов.

Бабушка приветливо улыбнулась внучке, словно и не было у них никакого разговора.

На столе девочку уже притягивала к себе порция картофельного пюре, а из видавшей виды печки ожидал своей участи ароматный пирог.

— Бабуль, можно тебя кое о чем спросить? — произнесла Алиса, приземляясь за стол. За целый день она так проголодалась, что была готова променять часть своего возмущения на сытный ужин. — Только что в своей комнате я разговаривала с котом. Вернее, это он говорил со мной.

А днем, когда я возвращалась из школы, мне давал советы говорящий камень! Скажи, бабуль, может мне показаться доктору?

— Вася, я же велела тебе с ней не говорить! Ай-яй-яй! А еще высшая категория скрытности!

Евдокия покачала головой и по-доброму погрозила коту пальцем. Тот лишь недовольно фыркнул и запрыгнул на подоконник. Алиса же решила, что над ней просто издеваются.

— Бабушка, ты, наверное, не поняла. Этот кот — разговаривает! Ты сама ведь только что слышала. Он говорит!!!

— Ну, конечно, он говорит, — спокойно улыбнулась Евдокия и пылая нежностью и сочувствием, посмотрела на внучку. — Мне так жаль, что все это навалилось на тебя, Алисонька. После всего, через что ты уже прошла. Я очень хотела, чтобы ты узнала правду как можно позже.

— Какую правду? — переспросила девочка, запихивая за щеки пюре. Голод оказался сильнее любопытства.

Евдокия переглянулась с рыжеволосой подругой, после чего ответила:

— Ну, к примеру, что Васька — это не простой кот. Ты, наверно, это уже поняла. Он наш домовик, занимается хозяйством, помогает мне в делах. Ты его, конечно, раньше не видела, но он всегда жил рядом с нами.

Алиса чуть не подавилась:

— Кто он?

— Домовой, — серьезно кивнула скучающая и над чем-то размышляющая тетя Света.

— Шутите, да? — нахмурилась Алиса.

— Разумеется, они шутят, — сказал кот, мечтательно отвернувшись в сторону окна.

Алиса снова поперхнулась:

— Ну хорошо. Допустим, что он домовой. А почему я только сейчас его вижу? С чего это ему вдруг показываться? Нет, у меня все-таки что-то с головой.

Алиса этого боялась больше всего на свете. Сейчас сбывались самые худшие ее опасения: едва она начала жить как простые дети, так на тебе — домовой, камень Стоун, злодеи, спутавшие ее с какой-то Симилой…

— Обстоятельства изменились, Алиска, — все тем же скучающим голосом пояснила тетя Света. Заметив непонимающий взгляд девочки, она добавила: — Те люди, которые сегодня напали на тебя в автобусе, ищут тебя. Вернее, тебя ищет твой отец.

Раздался звон: Алиса уронила на пол бокал с горячим чаем. Ударившись о деревянный пол, фарфоровый сосуд разлетелся на куски, а брызги чая чуть было не обожгли девочке ноги.

— После уберу, — лениво откликнулся кот, не отрываясь от окна. Паутина между рамами его интересовала намного больше, чем разговоры людей.

— Меня ищет мой отец? — опешила Алиса, позабыв о трапезе. Она все еще не сводила глаз с говорящего кота. — Но его же посадили, верно? Он что, уже вышел из тюрьмы?

— Нет, мы говорим про твоего родного отца, — осторожно подсела к ней бабушка, словно девочка выглядела тяжело больной. — Да, Алиса, это так. Люди, которые пытались схватить тебя сегодня, появились по приказу твоего настоящего отца. Я хотела их остановить, но не вышло.

Именно поэтому нам с тобой и надо отсюда уехать.

— Значит, у меня есть отец? Настоящий? Ух ты, здорово!

— Он есть у всех, Алиса. Но это далеко не тот повод, чтобы этому радоваться.

Евдокия тяжело вздохнула и снова обменялась с соседкой взглядами.

— Алиса, — продолжила она. — Когда я тебя забирала из детдома, я не хотела, чтобы кто либо знал, что я твоя родная бабушка. Даже ты.

— Но моя мама…

— Мачеха, — поправила тетя Света.

— Что?

— Твоя настоящая мама умерла, едва ты появилась на свет, — выдохнула Евдокия. Было понятно, что она тщательно выбирает слова. — С бедняжкой Марианной, которую ты всегда называла своей мамой, мы встречались лишь пару раз, и она поклялась никогда не рассказывать тебе о моем существовании.

— Но почему? — Алиса переводила потрясенный взгляд то на бабушку, то на непривычно молчаливую тетю Свету.

— На то были причины, Алисонька, — улыбнулась ей Евдокия. — Но теперь, когда твой отец нашел тебя…

— А что плохого в том, что он хочет со мной встретиться? — с нескрываемой надеждой произнесла Алиса и тут же поняла, что сболтнула лишнего. Признаться, она всегда мечтала встретить хоть кого-нибудь из родственников. А тут сам отец ее ищет! Ситуация, казалось бы, лучше некуда. Вот только не совсем понятно, почему бабушка так расстроена?

— Понимаешь, — осторожно начала тетя Света, ожидая самой непредсказуемой реакции от Алисы. — Как бы это тебе сказать? Он хочет тебя убить. Вот что плохого.

Алисе на мгновение показалось, что стул, на котором она сидит, медленно уходит куда-то вниз. Леденящий холод обдал щеки, словно на них выплеснули стакан воды, только что взятой из морозильника.

— Чего? — девочка потрясенно уставилась на рыжую соседку. — Убить? Так вы все таки про моего отчима, что ли?

— Нет, Алиса, мы говорим не про него, — опустила голову бабушка.

— Если и так, с чего бы ему хотеть моей смерти? — никак не унималась Алиса. — Он же меня ни разу не видел, и я его тоже. Так? А вдруг я ему понравлюсь? Что тогда? И потом, кто он вообще такой?

— Его зовут Продмир Громов, — мрачно произнесла Евдокия, словно противилась называть его по имени. — И он Властелин страны, которая называется Сияние. А еще он правитель Ишгуда — замка Семи Магов, что на Одинокой горе. Ну, по крайней мере, так он себя называет.

— А он что — шизик? Что это за бред? — вскинула брови Алиса.

— Я пойду, — неожиданно тетя Света вскочила из-за стола. Видно было, что она чем-то очень обеспокоена. — Антошка сейчас с Еремой, вот-вот должен вернуться. Извини, баб Дусь, но я не доверяю твоему Еремею. К тому же, у меня и ужин не готов. А я обещала Антошке особый — как никак у него ни одной тройки за год!

— Пусть к нам приходит, вместе и поужинаем! — сердито промычала Алиса. Ее очень злило все происходящее вокруг — все эти тайны, загадки, сумасшедшие разговоры. Почему никто не может толком объяснить, в чем причина ее бед? Почему это отец хочет ее смерти? Что вообще за разговоры про волшебников?

А тут еще этот неуловимый Антон. Иногда Алисе казалось, что у тети Светы вообще нет семьи, раз она целыми днями и вечерами зависает у них на кухне.

— Вы меня извините, теть Свет, но я вашего Антошку никогда в школе не встречала. И на селе его тоже не видела.

— Не беда, Алиска, — весело отмахнулась та. — У Вас еще все лето впереди. Каникулы, как никак!

Энергично взъерошив на голове девочки волосы, тетя Света бодро зашагала к выходу и вскоре скрылась за дверью.

За окном уже бродили сумерки. Где-то вдалеке, со стороны леса у опушки, слышались ребячьи возгласы: сельская детвора играла в футбол. Алису местные мальчишки даже не подпускали к мячу — тут вообще с ней старались не водиться. И она с этим очень быстро смирилась.

— Прости меня, Алиса, — послышалось позади, и девочка отвлеклась от окна. Бабушка сидела за столом и молча сверлила ее виноватым взглядом. Вид у нее был совершенно разбитый. — Я знаю, как ты переживаешь, что отличаешься от других детей.

— Отличаюсь? — переспросила Алиса. — Да я не хочу отличаться, бабушка, не хочу!!!

Ее голос предательски дрогнул, а слезы сами собой выбежали на щеки. Она хотела просто уйти в свою комнату, но в этот момент бабушка словно прочитала ее мысли:

— Ты, Алисонька, дочь могущественного мага, волшебника, если пожелаешь. От этого, к сожалению, убежать не получится. Как и от себя самой.

— ВСЕ!!! С МЕНЯ ДОВОЛЬНО СКАЗОК!!!

Алиса всплеснула руками и молча развернулась к двери. Она сначала подумала о своей комнате, но решила, что лучше будет вообще уйти из дома. Часа на два, не больше.

— Пропусти! Мне все равно, кто ты!

Прямо перед ней возник Васька. Одновременно позади послышался голос бабушки:

— Алиса, не глупи, за окном уже стемнело.

— Ну и пусть, — отрезала та. — Дай пройти, кто бы ты ни был!

Кот Васька, или, как его называла Евдокия, Василус, не стал вмешиваться и лишь отошел в сторону, нервно помахивая своим хвостом.

Дверь с силой захлопнулась, и Алиса с облегчением вдохнула свежего вечернего воздуха. Перемахнув через ступеньки, она сердито дернула дверь калитки и тут же исчезла за забором.

Девочка брела куда-то вперед, пиная ногами все, что попадется на дороге. Сумерки ее не пугали: она уже привыкла гулять так поздно. У лесной опушки, вдали от жилых домов, продолжался дворовый матч. У Алисы что-то екнуло внутри — эх, вот бы тоже погонять в футбол!

Но с местными мальчишками она предпочитала не связываться, а тренировки в городе для нее закончились до осени.
Недалеко от спортивных баталий начинались пшеничные поля, принадлежащие когда-то известному в районе колхозу. Этой весной земля стала собственностью богатого бизнесмена, что очень не понравилось сельчанам. В итоге поле засеяно не было, а вместо пшеницы на нем теперь колосилась гигантская осока вперемешку с ромашками и цикорием.

Признаться, Алисе было все равно, чья это земля. Она считала ее своей. С тех пор, когда девочка поселилась в Туманном, это поле стало для нее сказочным, где она могла часами проводить в одиночестве и представлять себя в роли Королевы таинственной страны. Которая, кстати, манила ее намного сильнее, чем что-либо еще кем-то выдуманное. Это немного пугало, но все же, Алисе всегда очень нравилось одной гулять вечерами среди колосьев пшеницы и провожать сгорающий на небосклоне день.

В голове у девочки все еще вертелись слова бабушки и тети Светы про ее отца.

Волшебник? Но как подобное вообще может быть? Хотя, за сегодняшний день она насмотрелась такого, что теперь готова была поверить даже в родственные связи с чародеями. Единственное, чего она не могла уяснить: зачем это отцу нужно ее убивать? Она никому ничего плохого не делала.

Признаться, она очень смутно помнила то, что происходило с ней до переезда в Туманное. Вернее — не хотела вспоминать. Лишь короткие отрывки ужасных картин из прошлого иногда прокрадывались в ее сны. Но она с этим безуспешно боролась.
Тем не менее, факт остается фактом: за ней следили и хотели схватить. А что, если те люди, что были в автобусе, действительно знают, где она живет? Не случайно бабушка говорила о необходимости уехать.

Алиса резко остановилась и огляделась. Задумавшись, она даже и не заметила, как зашла глубоко в поле. Вокруг нее была лишь трава, порой достающая девочке аж до головы.

Вечерний Туман медленно плыл по заросшему полю…

…И тут появились ОНИ.

Сначала девочка подумала, что это светлячки, мирно спящие в корзинках полевых ромашек. Существа искрились в темноте крохотными огоньками, играя бликами от взмахов серебристых крыльев. Очень маленькие, чтобы хоть как-то их разглядеть. Алиса протерла глаза: да нет, ей не показалось — это были крохотные существа, очень напоминающие людей, с изящными крыльями за спиной. Феи? Бог ты мой, не может быть! Тысячи, миллионы — все поле теперь светилось от их огоньков.

— Вы кто? — уставилась на них Алиса. — Вы — феи?

— Мы феерины, — деловито откликнулся кто-то из крохотных существ. Голос был очень тихий, звонкий и мелодичный.

— Вот это да! Никогда раньше не встречала Вас тут, — не скрывая удивления, воскликнула Алиса, присаживаясь на корточки.

— Времена меняются, — снова раздался голос крохотного феерина. Алисе показалось, что он доносится от пышного цикория, стоящего поблизости. — Нам нельзя покидать пределы Сияния, но мы хотели предупредить тебя.

— И вы о том же? Ну уж нет! — прыснула Алиса. — Мне достаточно на сегодня камня и кота!
— И тем не менее: ты не должна выходить за пределы этого поля. Только здесь, в Туманном, ты в безопасности. Он ищет тебя, Алиса.

Уверены, ты знаешь, о ком мы говорим.

— Вы про моего отца, что ли? — девочка вскрикнула от возмущения. — Да плевать я на него хотела! Не знаю, кто он такой, но я — человек и мне безразлично что там говорят другие!

Феерины не ответили. Огни в поле мгновенно исчезли, словно кто-то их спугнул. Во мраке грядущей ночи слышались только мелодии кузнечиков.

Пора было действительно возвращаться домой: там, наверное, уже волнуются. Тем более, что она только вчера обещала бабушке, что лично будет ухаживать за цыплятами, которые появились пару дней назад. Словом, дома дел было много.

И все же кто-то пробирался через поле по направлению к Алисе. Человека было сложно разглядеть в Тумане, но что-то в нем очень и очень пугало. Девочка решила идти домой через лесную тропинку — путь был более продолжительным, зато пролегал мимо опушки, где шел футбол. Интересно, мальчишки уже разбежались по домам?

Преодолев заброшенное поле, Алиса зашагала по стежке леса. Но едва она сделала несколько шагов в его сторону, как тут же вскрикнула от ужаса. Ее плеча каснулась мерзкая костлявая, практически полностью сгнившая рука.

— Вот ты и попалась, дорогуша! — прохрипел отвратительных мужской голос.