Глава № 5 «Лоттион»

Алиса не могла пошевелиться. Ее трясло от ужаса — прямо перед ней стояло нечто, похожее на сгорбившегося старика с огромной бородой, заросшей плесенью и мхом. От него за версту пахло гнилью, а уродливое лицо прикрывали дубовые листья, растущие прямо из головы. Он все время хрипел и кряхтел, с трудом переваливаясь с ноги на ногу.

— Этой ночью лес унесет чью-то жизнь, — растянуто произнес он. — Это очень грустно. Почему ты не послушалась свою бабушку? Неужели, тебя не предупреждали?

Алиса задрожала сильнее прежнего. Новость о том, что кто-то должен погибнуть, вовсе не вселяла уверенности. Она боялась что-либо произнести, но, собрав воедино остатки храбрости, пропищала:

— Простите. Я не хотела, честно!

— Теперь ты пойдешь со мной, если хочешь жить, — пропыхтел старик. В его голосе одновременно прозвучали голоса птиц и лесных зверей. — У ночи свои законы. Туман усиливается, а Наблюдатели не дремлют. Ты ведь Симила, не так ли?

— Нет, вы, наверное, ошиблись. Меня зовут Алиса, — поправила девочка, с трудом сдерживаясь, чтобы не зажать нос.

— Мне все равно, как тебя зовут люди, — каркнул вороном старик и жестом приказал девочке следовать за ним. — В нашем мире тебя знают под другим именем. Идем, идем! Скоро полночь.

Это было самое опрометчивое решение в жизни Алисы. Не понимая до конца зачем это делает, она шагала за уходящим в глубь леса омерзительным стариком. Внутри нее все кричало: «Беги! Назад! Вернись домой! Спасайся!». Но что-то заставляло ее идти среди темноты и густого непроглядного Тумана, пробираться между кустов и веток деревьев, будто ноги находились под действием неведомого заклятия.

Эти двое углублялись в лес, где их уже поджидала неизвестность. Куда ведет ее этот гниющий прямо на ходу старикашка? На погибель?

Неожиданно для себя Алиса стала замечать, что рядом, вдоль кустов, пробираются загадочные существа — огромные, с разноцветными крыльями.

— Это птицы-каракут, — прорычал старик, словно прочитав ее мысли. — Птицы счастья, как вы их называете. Люди из внешнего мира любят гоняться за ними, вместо того, чтобы просто жить. Нам не стоит беспокоиться — эти птахи безобидные.

— Простите, а куда мы идем? — громко спросила Алиса, с трудом пытаясь разглядеть загадочных птиц. Чем-то они напоминали ей павлинов, что были изображены на картинке в школьном учебнике.

— Домой, — произнес старик все тем же звериным голосом. — Известно ли тебе, девочка, что мы на пороге войны? И все это из-за тебя!

— Войны? Из-за меня? — Алиса резко остановилась, в ней закипало возмущение. — Кто Вы такой?

— Мое имя слишком значимо, чтобы я говорил его вслух. Те же, кто живет в вашем поселке — я имею в виду твою семейку и приближенных к ее тайне, называют меня Еремой. Это имя более приемлемо для таких, как ты.

Алиса вспомнила, как бабушка с соседкой, совсем недавно, говорили про какого-то Еремея. Кажется, тетя Света была очень обеспокоена, сказав, что ее Антошка сейчас с ним. Теперь девочка прекрасно понимала, что для беспокойства причины действительно были. Кому, скажите, захочется оставлять своего ребенка с таким вот чудищем?

— А вы что, живете прямо здесь, в лесу?

— Я и есть лес, девочка, — сурово сообщил старик. — Все, что ты видишь вокруг — кусты, бревна, деревья, трава — все это я! И еще Туман, будь он неладен!

Алиса замолчала, боясь задать самый беспокоящий ее вопрос. Но она все же спросила:

— А вы, вообще, человек?

Гниющее существо в облике старика не ответило. Ерема все еще брел вперед, увлекая свою маленькую спутницу почти в самую гущу лесного Тумана. Одновременно с этим к ним навстречу кто-то шагал бодрой походкой. В душе у Алисы что-то оборвалось: вот оно — не иначе западня. А она, как дура, тащилась за этим чудищем почти через весь лес. И ведь сама пришла, никто, вроде, силой не тянул. Точно: дура.

Шаги приближались. И в тот самый момент, когда наша героиня была готова уже вновь повстречаться с Сулмедиром и Толстяком, как из-за соседнего дуба возник силуэт мальчишки.

Ему было, на вид, пятнадцать. Уверенный – даже слишком — взгляд, строгий подбородок и темные волосы, сбившиеся в кучу. Алиса никогда раньше его не встречала, но сразу же поняла, кто это.

Парень устало тащил в руке самую обыкновенную железную канистру на несколько литров. Точно такая же стояла в доме Громовых — в нее всегда наливали свеженадоенное молоко. Мальчишка был одет в светлые брюки и летнюю куртку, из-под которой выглядывала изрядно затертая темная футболка.

— Как успехи? — прохрипел ему навстречу Ерема. — Собрал?

— Вроде, — устало выдохнул тот, вытирая свободной рукой выступивший на лбу пот. — Еле удрал. Кажется, в Рыбьей заводе меня не заметили.

— Отлично, — равнодушно сказал Ерема. — Вот — тебе компанию веду.

Парень, не выпуская из рук канистру, быстро подошел к Алисе — в емкости что-то угрожающе булькнуло.

— Ну привет! — насмешливо улыбнулся он, разглядывая девочку. — Честно говоря, представлял тебя немного другой. Ну, то есть, более похожей на эйка, что ли.

— На кого? — Алиса вскинула брови от возмущения. — Антон, не так ли? Не удивительно, что в школе тебя ни разу не встречала. Наверно, учишься в спец классе для особо одаренных?

Фразу «особо одаренных» она жестом пальцев заключила в кавычки. Антон поджал губы, его лицо резко сделалось серьезным и отстраненным.

— Можно сказать и так, — ответил он. — Мое настоящее имя — Лоттион. Так меня зовут в Сиянии. Но тебе можно обращаться ко мне на человеческом.

Он насмешливо оглядел Алису и иронично фыркнул.

— Да не уж-то? — насупилась девочка. Этот мальчишка совершенно ей не нравился. — А ты что, вампир, что ли? Или, может, йетти?

— Специально для таких, как ты, повторяю: я эйк!

— Кто? — Алиса растеряно уставилась на мальчишку.

— Эйк он, — сердито кашлянул Ерема. — Идем, надо вернуть вас домой. Дуська в последнее время совсем на себя не похожа. Война, будь она неладна!

— Мама говорит, что войны может и не быть, — заметил Антон, демонстративно игнорируя присутствие Алисы. — Они с бабой Дусей все время твердят о соглашении между эйками и сенсами!

— Чушь все это! — прорычал в ответ Ерема и ускорил шаг. Антон с Алисой послушно следовали за ним. — Сенсы уже не имеют права голоса. Никто не имеет. Разве что, Рундар. Но он не из тех, кто будет кого-то защищать. У него совершенно другие планы насчет возможной битвы. Говорят, он собирает свою собственную армию.

— Кто нибудь мне объяснит, что за война? И кто такие сенсы?

Алиса посмотрела на Антона — тот еле держался, чтобы не обсмеять ее.

— Вообще-то в этом лесу нельзя разговаривать о войне, — шикнул он ей на ухо, заметив сердитый взгляд старика. — Видишь, как Ерема нервничает? Расскажу, когда будем в безопасности. Хорошо?

— Лучше некуда, — нахмурилась девочка. Ну и денек сегодня — просто жуть! Сплошные тайны!

Троица шла вперед, то и дело спотыкаясь в ночном Тумане обо что-то круглое и достаточно увесистое. Кажется, это были сосновые шишки, но почему-то очень большие. Ерема шел впереди и ужасно кряхтел, словно шаги давались ему с огромным трудом.

Алису же терзали вопросы. Она то и дело бросала взгляд на Антона, который все еще тащил канистру с неизвестной жидкостью. Интересно, где она могла его видеть? И что за странные разговоры про каких-то эйков? Одно из двух: либо она чего-то не знает, либо попросту сошла с ума.

— Слушай, может все же объяснишь, кто такие эйки?

Антон прыснул:

— Скажи еще, что не знаешь!

— Нет, — она остановилась, непонимающе вглядываясь в едва заметные очертания своего спутника.

— Это уже не смешно! — растерялся тот и тоже остановился. — Ты же… Ой, за что?!

Ерема с силой саданул мальчишку огромной шишкой:

— Ты же помнишь правила, Лотто!

— Да знаю я, — огрызнулся тот, и с досады потер ушибленную макушку. — Сдалась мне ваша Симила! Странная она какая-то, и вообще…

Алиса все еще не двигалась с места, переводя непонимающий взгляд с Антона на Ерему. Внутри у нее все кипело.

— Вообще-то меня зовут Алиса! Алиса Громова! А-ли-са!

— Да ясно, ясно, — издевательски произнес Антон и, решив, что сейчас с ней лучше не связываться, лениво побрел за Еремой. — Идем, скоро полночь.

«А-ли-са», — парень еле слышно передразнил девочку и ускорил шаг. Последней же, конечно, этого показалось недостаточным, но оставаться посреди надвигающейся ночи в лесу, посреди Тумана, ей совершенно не хотелось. Антон больше не произнес ни слова до тех пор, пока все трое не услышали топот десятка ног позади себя.

— Вот он, этот мальчишка! — завопил кто-то в белесой пелене. — Вот он, держи его! Держи его!

Алиса оглянулась и чуть было не рухнула на землю от неожиданности.

Гномы! Ей богу, гномы! Маленькие, с метр ростом, существа гнались за нашими путниками и что-то воинственно вопили на весь лес.

— Все, — выдохнула девочка. — Теперь самое время для доктора. Теперь я вижу гномов!

— Это двурфы, недотепа. Бежим, чего стоишь?!

Антон со всей силы вцепился в руку Алисы и резко рванул вперед. Еремы и след простыл, словно и не шел он впереди. Канистру парень даже и не думал выпускать из рук, несмотря на ее тяжесть. Внутри что-то бешено булькало и бултыхалось.

— Что им надо? — крикнула девочка ему вдогонку. Сейчас она проявляла все свое мужество и ловкость, чтобы не споткнуться и не распластаться на земле.

— Я позаимствовал у водоплесок немного жизненной воды, — откликнулся Антон. — Всего чуть-чуть.

— Позаимствовал?

— Точно! Правда, не думал, что двурфы теперь с ними заодно. Ерема говорил, что перед войной все меняется.

— Ты же сказал, что нельзя про войну говорить! Постой: ты украл воду у водо… как?

— Долго же ты соображаешь! — прокричал Антон. — Водоплески! Вот только рассказывать об этом лучше никому не стоит. Да и кто тебе вообще поверит-то? Ты и так уже одной ногой… Впрочем, ладно, давай сюда, скорее!

Они перепрыгнули какое-то бревно и остановились. Алиса была задета до глубины души, но держалась, чтобы не высказать этому Антону все, что про него думает.

Девочка тяжело дышала, под ребром опасно кололо. Топот коротышек приближался все стремительнее. И тут что-то обожгло воздух. Алиса заозиралась по сторонам, с огромным трудом пытаясь разглядеть своего спутника. Неожиданно для себя, она снова увидела уже знакомую картину — весь мир вокруг застыл на месте. Двурфы, преследовавшие их, замерли в воинственных позах.

— Пойдем, — послышался голос Антона, и он снова вцепился в руку девочки. Ребята продолжили свой бег.

— Что случилось? — Алиса кричала вперед, уклоняясь от очередной летящей на нее ветки.

— Я остановил время, — отозвался Антон. — Ненадолго, конечно.

— Что значит — остановил? Это же невозможно!

— Да ты что! Серьезно? — иронично присвистнул мальчишка.

Алиса не видела его лица, но была уверена, что на нем сейчас ехидная улыбка.

— А почему тогда мы с тобой не застыли, как они?

— Потому что это я создал временной сдвиг. А ты… Потому что Громова, наверно, поэтому.

— Очень мило.

Алиса была в ярости. Она всем нутром ненавидела этого заносчивого и нахального парня, и если бы не странные существа позади, то обязательно набралась решимости заехать ему аплеуху.

Раньше она никогда не могла похвастаться способностями к безумным поступкам, но в последние дни учебного года они стали стремительно проявляться в ней, причем в троекратном размере. И с этим девочка никак не могла совладать.

Антон настойчиво вглядывался в темноту и Туман перед собой. И вот, наконец, что-то заметил. Там, среди деревьев, возник свет.

— Скорее, туда! — крикнул он, и в тот же момент Алиса поняла, что время снова пошло своим ходом — за ее спиной загрохотали десятки ножек и чьи-то сердитые голоса.

— Прости, но у меня не получается надолго останавливать его, — виноватый голос Антона донесся до Алисы.

Она бежала. Подумать только, сколько раз сегодня ей пришлось уносить ноги! Если бы не занятия спортом, было бы совсем худо. Эх, видел бы ее сейчас тренер!

Она даже и не поняла, как перелетела ступеньку порога покосившегося домика посреди леса и тут же рухнула на колени, тяжело дыша.

Дверь со скрипом закрылась, скрывая беглецов на полуразвалившейся террасе. Антон стоял рядом и внимательно рассматривал происходящее в лесу через окно избы.

— Кажется, отстали, — облегченно вздохнул он. — Дом Еремы окружен луночарами, они сюда не сунутся.

Антон наконец-то выпустил из рук канистру и посмотрел на Алису. В доме было светлее, чем снаружи, отчего девочке легко было разглядеть голубые глаза парня. Он протянул ей свою ладонь:

— Будем знакомы: Лоттион, эйк.

— Алиса. Просто Алиса.

Неловкое рукопожатие быстро превратилось в смех. Девочка, толком, не могла объяснить, чувствует ли она по-прежнему злость на Антона или нет.

— Что за невежество? — За дверью, ведущей в гостиную, раздалось знакомое кряхтение. Ерема сердито бубнил себе под нос. — Кто разрешил смеяться в моем доме?

Дверь распахнулась, на пороге возник омерзительный силуэт старика. Веселое настроение у ребят в мгновение улетучилось.

— За мной, живо!

Антон послушно последовал за Еремой, следом в гостиную прошла Алиса.

Дом старика, казалось, был продолжением самого леса. На деревянных стенах вовсю рос мох и грибы, на окнах сидели две рыжие белки, а вместо стола в центре гостиной стоял огромный трухлявый пень. На нем лежали два удивительных алых цветка.

— Купальский папоротник, — прохрипел Ерема, настороженно выглядывая в окно. — Вам повезло, что с прошлого года еще остался.

Алиса открыла было рот, но так и не смогла найти нужные слова, чтобы выразить свое удивление. Ведь до этого дня она считала историю про цветение папоротника всего лишь сказкой для детей.

— Возьмите каждый по цветку, — приказал Ерема. — Не медлите.

Алиса быстро вцепилась рукой в один из бутонов. Антон сделал то же самое. В тот же миг что-то пролетело над головой девочки. Была ли это птица или еще что-то — она не поняла, лишь отчетливо различила взмахи крыльев над своей макушкой.

Дальше было падение — долгое и бессмысленное, куда-то в пустоту. Вокруг не было ни Еремы, ни Антона, ни странного дома — ничего! Лишь непроглядный Туман.

Раздался удар, и Алиса больно врезалась копчиком о порог бабушкиного дома.

Рядом стоял Антон и от всей души глумился над ней. Девочка хотела его садануть ногой со злости, но сдержалась. Кое-как поднявшись — мальчишка даже не пытался ей помочь и лишь заразительно ржал рядом — Алиса дернула дверь дома и поспешила поскорее исчезнуть за ней.

В кухне уже проходило бурное совещание. Это было понятно по множеству голосов, доносящихся оттуда. Девочка сразу узнала бабушку, Светлану, кота Ваську (что по-прежнему немного беспокоило девочку) и Еремы — уж его то голос трудно было спутать с кем-то еще.

Интересно, как это он смог очутиться здесь раньше их?

Алиса хотела было войти в кухню, но в тот же момент перед дверью возник кот-домовой. Он деловито размахивал своим хвостом и лукаво подмигивал своей юной хозяйке.

— Тебе сюда пока нельзя, — заявил он. — Здесь и так много уш, чтобы говорить вполголоса.

— Что? — Алиса притопнула от возмущения. — Это и мой дом то же, и моя кухня! Я есть хочу!

— Ужин ждет в твоей комнате, — кот, которого звали Васькой или же Василусом, лениво потянулся, превращая спину в дугу. — Вижу, у тебя накопилось много вопросов. Но ответы все же придется подождать до утра. Так почему бы тогда просто не вернуться к себе и не отдохнуть от приключений?

Алиса была вне себя. Не ответив, она резко развернулась на каблуках своих выцветших кроссовок и зашагала в свою комнату. В прихожей она снова столкнулась с Антоном. Он иронично подмигнул ей, но девочка, хмыкнув и гордо задрав нос, демонстративно удалилась прочь.

Кот был прав. Ужин дожидался ее в комнате, однако больше всего Алисе хотелось спать. За окном было давно за полночь, поэтому едва она коснулась лицом подушки, как тут же крепко уснула.