Глава № 6 «Лицом к лицу»

Брызги молока так и норовили броситься в лицо. Железное, изрядно помятое ведро грохотало на весь сарай, а нос закладывало от запаха навоза. К доению коровы Алиса давно уже привыкла, тем более, что бабушка в последнее время стала жаловаться на плохое самочувствие. С приближением летних каникул все хозяйские заботы по дому и вовсе были возложены на плечи девочки. Но она не жаловалась — ведь для дорогого тебе человека можно пожертвовать многим.

О своем прошлом Алиса не разрешала себе вспоминать. Ей не хотелось снова, пусть и мысленно, возвращаться в те страшные дни. К счастью, Евдокия загружала ее по хозяйству настолько, что на воспоминания попросту не оставалось времени.

Вчерашние события также были отнесены к разряду страшных снов. А так как, проснувшись, она не отыскала подтверждений тому, что все это приключилось с ней на самом деле, девочка с облегчением провела добрую половину дня во дворе.

Бабушки и тети Светы с самого утра в доме не было, а кот Васька не проронил ни слова, как бы Алиса его не пытала. Нет, безусловно, все это только приснилось!

Отнеся молоко в дом и прихватив из кухни огромный бутерброд с дольками свежесрезанных помидоров, она решила немного прогуляться по селу. Бабушка всегда ей это разрешала, поэтому, не долго думая, девочка закрыла поплотнее дверь в доме, заперла за собой калитку и с наслаждением вдохнула в грудь воздуха — а ведь сегодня первый день школьных каникул!

Жара к обеду только нарастала. Из-за забора соседнего дома выглядывал крючковатый нос Антонины.

— Дуська-то не вернулась, я погляжу? — спросила она, не отрываясь от полива огурцов.

— Нет, я ее сегодня не видела, — пожала плечами девочка. — С тетей Светой, наверное, за грибами пошли.

— За грибами, говоришь? — прищурилась Антонина. — Ну-ну.

Старуха быстро вернулась к своим делам, тут же позабыв про свою юную собеседницу.

Девочка тоже не стала напрашиваться на продолжение диалога и, вернувшись к бутерброду, зашагала в сторону импровизированного футбольного поля.

Лето в этом году, кажется, совсем обезумело. Солнце палило так сильно, что, казалось, вот-вот испепелит все вокруг. От жары запах травы стал еще более ярким, а слепни, летающие вдоль выгула скота, злее обычного.

Расправившись с бутербродом, Алиса свернула к небольшой опушке у леса, где стояли друг напротив друга самодельные ворота. Эх, как же ей плохо сейчас без футбола! И кто вообще придумал на каникулы прекращать тренировки? Это же глупо и неестественно!

С каждым днем ощущение своей никчемности в Алисе становилось сильнее. Только спорт помогал немного отвлечься от печальных мыслей и просто поболтать с друзьями. Ей всегда нравилось играть в команде и радоваться каждому забитому голу.

Она с досады пнула ногой о деревянный брус, выполнявший роль штанги, и почувствовала, что не рассчитала с силой удара. Взвыв от боли, девочка заскакала на одной ноге, сердито бормоча себе под нос.

— Вы только поглядите: ботаничка пляшет! Надо на мобильник снять, а то никто не поверит.

Кто-то громко расхохотался рядом и в след за ним раздался задорных мальчишечий смех в несколько голосов. Сашка Багров со своими дружками стояли поодаль Алисы и, от нечего делать, подпирали спинами противоположные ворота. Девочка хотела молча уйти, но тут же в нее полетел комок высохшей грязи. Алиса вскрикнула от боли.

— Куда это ты собралась, золушка? Я что, разве разрешал тебе уйти?

Сашка снова расхохотался.

— Отстань, я тебя не боюсь! — девочка поджала губы от злости.

— А кто ты такая, чтобы меня не бояться? Была бы моя воля, я всю вашу ведьмовскую семейку выкурил бы из Туманного. Всех вас вместе взятых!

— И что же ты этого не сделал? — прокричала Алиса.

— Ждал случая, — усмехнулся Багров. — Да что я с тобой говорю? Ты же отброс общества! Сирота на бабкиной шее! Побирушка из детдома, вот кто ты!

Алиса и сама не поняла, что сделала. Она схватила с земли первый попавшийся камень и со всей силы швырнула в хулигана. Удар пришелся прямо по лицу Багрова — тот взвыл от боли и, зажав лицо руками, рухнул в траву.

Тотчас в Громову полетели десятки камней — это встали на защиту своего вожака остальные мальчишки.

Она не успела даже закричать. Алиса нелепо растянулась на земле, пытаясь защититься от тяжелых ударов. А мальчишки продолжали безумствовать: никто из них не остановился, не захотел заступиться, помочь девочке подняться.

Что-то хрустнуло в районе носа, и лицо Алисы быстро залилось чем-то горячим. Но просить о помощи негодяев было не просто — уж сильно они зависели от Багрова, чтобы пойти против него.

— Мамочка, — сорвалось с губ Алисы. Она почувствовала, что больше не в силах двигаться.

— Хватит, я сказал! — зарычал поодаль Багров, и мальчишки послушно вернулись к своему вожаку. — Тебе повезло, сирота! В следующий раз я их не остановлю!

Долговязый хулиган со всей ненавистью рассматривал лежащую на траве Алису, зажимая рану на голове.

— Ладно, пошли отсюда, а то вдруг ее старуха явится!

Девочка с трудом подняла голову и увидела, как парень со своими дружками-амбалами спокойным шагом уходит в сторону домов, смеясь и улюлюкая на ходу. Теперь она была совершенно уверена: это были не люди.

Ведь в человеке, даже самом плохом, есть хотя бы крохотная частичка сострадания, сочувствия и милосердия. Но ребята эти были настоящими негодяями, не знающими и не заслуживающими прощения.

Девочка горько рыдала, уткнувшись лицом в траву. Ее запах пьянительно проникал в ноздри, из которых продолжала струиться кровь.

Почему все это с ней происходит? В чем она виновата?

Неожиданно она вспомнила маму — пусть и не родную, но ту, что всегда была рядом с ней с самого рождения. Алиса была уверена, что если бы та не пила, то не допустила бы всего этого. Нет, в глубине души она, конечно же, любила Алису! Даже тогда, когда заставляла дочку стоять в подземных переходах и клянчить у прохожих деньги ей на выпивку. Ах, как же Алисе хотелось вернуться в прошлое, в тот роковой день, и просто попросить у нее прощения! За все.

Они даже не попрощались. Когда девочка в последний раз вернулась с деньгами домой, в квартире было много людей. Впрочем, тут и раньше всегда толпился народ — на кухне постоянно находились какие-то странные люди, вино лилось рекой, а иногда дело доходило до драки.

Девочка старалась не появляться там. Она все время запиралась в своей пустующей комнатке (всю мебель отчим отдал в счет погашения долгов) и тихо плакала.

Но в тот роковой день все было по-другому.

Всюду сновали люди в погонах, а соседи что-то активно обсуждали в кухне. Алиса и сейчас помнит ужасный вопль своего отчима — крик отчаяния и боли. Его вели под руки, а он рыдал и повторял одни и те же слова: «Это были они! Я не убивал ее! Не убивал, клянусь Вам! Я же ее любил! Это все девочка! Им нужна была только она!».

«Ну надо же до такого допиться!» — съязвил тогда один из полицейских. Алиса запомнила его омерзительный голос на всю оставшуюся жизнь.

Вот так она потеряла всю свою семью разом.

— Ты жива?

Кто-то подбежал к ней и присел рядом на корточки. Это был Антон. Он взял девочку за руку и помог ей подняться с земли. Ей стало неловко за то, что мальчишка видит ее в таком ужасном состоянии. Она попыталась вытереть лицо от слез и крови, после чего выдавила из себя приветливую улыбку:

— Спасибо.

— За то, что я опоздал? — вскинул брови Антон. — Прости, но если бы я умел нормально пользоваться своей силой, ничего бы не произошло. Это был Багров, верно?

— Его друзья, — опустила глаза Алиса.

— Пойду и найду их! — Антон вскочил было на ноги и с разъяренным видом хотел уже пуститься вдогонку за негодяями, но Алиса вцепилась в его руку и не дала уйти.

— Нет, не надо.

— Да они только и способны, что действовать исподтишка! Подонки! Я их проучу, не сомневайся.

— Не надо, останься, пожалуйста.

Антон замер в нерешительности, но через мгновенье все же приземлился на корточки возле подруги.

Их взгляды встретились всего на секунду, но этого было достаточно, чтобы понять, что происходящее — не просто совпадение.

Действительность уже не имела значения, а мгновения словно замерли, боясь спугнуть этот взгляд. Алисе показалось, что это Антон забавляется со временем — также ловко, как он проделывал это прошлой ночью.

После затянувшегося молчания, парень достал из своего кармана носовой платок и, не сводя глаз с Алисы, принялся нежно вытирать с ее лица следы ранений.

— Вот увидишь, Евдокия все залечит, она и не такое исцеляла.

— Я не хочу, чтобы бабушка знала.

Алиса умоляюще посмотрела на Антона. Тот с усмешкой фыркнул:

— Ладно, ладно. Тогда я попрошу свою маму. И чего тебе дома не сиделось?

Алиса решила сменить тему разговора:

— Кажется, ты обещал рассказать, кто такие эйки.

Антон холодно и безучастно посмотрел на нее, немного помолчал, после чего заговорил вполголоса:

— Эйки — это перволюди. В каждом из нас находится своя особая сила, позволяющая делать самые невероятные вещи.

— Хочешь сказать, ты — волшебник?

— Скажешь то же! — парень снова бросил насмешливый взгляд, будто гадая, стоит ли ей все это рассказывать. — Разве я похож на клоуна в дурацкой шляпе и с волшебной палочкой в руке? Я говорю тебе про эйков! Вот я, например, умею управлять временем, хотя многое у меня еще не получается. Другой эйк способен на что-нибудь еще.

— Так ты волшебник или нет?

Даже несмотря на постоянные насмешки, Алиса сейчас была очень благодарна Антону — хотя бы просто за то, что в эти мгновения он находился с ней рядом.

— Знаешь, в моем мире волшебниками — вернее, магами, называют тех, кто правит замком Ишгуд, — Антон продолжил свой рассказ. — Это священное место, откуда управляется все живое в Сиянии. Маги — это Высшие эйки, которые действительно способны на такие вещи, которые люди назвали бы волшебством. Магам не нужны заклинатели, ни какое либо другое оружие. Правда, очень мало кто из эйков попадает в круг избранных, то есть становится магом.

Алиса практически ничего не понимала из сказанного, но продолжала внимательно его слушать.

— А ты бы хотел им стать?

Алиса взглянула в непроницаемое лицо Антона, но тот не ответил.

— А я бы хотела стать эйком, — печально вздохнула она. — Я бы тоже умела что-нибудь эдакое. Мой папа, кстати, маг. Наверное. Мне бабушка вчера сказала. Правда, я ей не особо поверила, конечно. Но если даже и так, при встрече обязательно попрошу его научить меня чему-нибудь такому, необычному.

На одно мгновение Антон заметно побледнел, но тут же опомнился и протянул Алисе руку:
— Ладно, идем. Надо показать тебя маме. Обещаю, она ничего не расскажет Евдокии!

Остаток дня прошел довольно-таки скучно. После непродолжительного визита к соседке (та приготовила для Алисы травяной компресс и на лице не осталось и следа от утреннего происшествия), девочка просидела в поле, среди океана ромашек, и долго размышляла над происходящим. К счастью, поблизости никого не было — даже Антона, и она могла спокойно отдаться своим мыслям.

Все было так сложно и совершенно непонятно! Одна ее часть тайно мечтала, чтобы у нее был настоящий отец, да еще и волшебник, который смог бы превратить всех ее обидчиков в какую-нибудь лягушку. Но другая частичка души яростно противилась даже думать о магии, домовых, необъяснимых двурфах, эйках и тому подобном. Ей не было места в окружении сверстников как раз из-за своих странностей и чудачеств. Вот только можно ли было так назвать любопытство и доброту? Хотя, конечно, она и сама нередко ловила себя на мысли, что обладает какими-то сверхъестественными способностями. Например, впутываться в неприятности.

Алиса долго смотрела вдаль, откуда виднелись очертания Алексинска, и молчала. Она вспомнила про фееринов, которые разговаривали с ней как раз на том самом месте, где сейчас находилась она. Может, это все еще сон? «Ну пожалуйста, пусть это будет именно он!» — в сердцах думала она.

Девочка снова вернулась к воспоминаниям о маме. Ей так не хватало ее! И пусть бабушка теперь всегда была рядом, она никогда и ни за что на свете не смогла бы заменить Алисе маму.

Печальные мысли так и не успели завладеть ее сознанием. Девочка отчетливо разглядела в плывущих над лесом облаках лицо женщины.

Раньше, конечно, она уже встречала белоснежные фигуры в форме животных и уродливых птиц, но вот чтобы лицо, да еще такое отчетливое! Но далеко не это смутило Алису. Ей вдруг показалось, что она уже где-то видела эту удивительную даму. И что самое странное: облачное лицо, словно живое, смотрело на девочку и приветливо улыбалось.

Домой Алиса вернулась, когда уже изрядно стемнело. Бабушка, как всегда, гремела на кухне посудой, и о чем-то болтала с тетей Светой. Алисе — на долю секунды — показалось, что соседка рассказывает ей о том, что произошло утром на футбольном поле. Но нет — разговор шел о каком-то Ардамире. Девочка осторожно подкралась к кухне и прильнула ухом к щели между дверью и дверным проемом.

— Я не думаю, чтобы она могла нам помешать, — будничным тоном говорила бабушка. — Но все же стоит предупредить Елейну, чтобы та с ней не откровенничала.

— А как же Алиса? Как быть ей? — голос тети Светы показался девочке немного обеспокоенным. Кто знает, может, она снова волновалась за Антона?

— Алиса — сильная девочка, — после непродолжительного раздумья произнесла старуха. Теперь она говорила очень тихо, отчего самой Алисе пришлось напрячь слух. — Не думай, что я волнуюсь меньше твоего, Света. Но в конечном счете, для Продмира и Наблюдателей она не представляет никакого интереса.

— А как же цветок Ардамира?

— Им займется Елейна, — будничным тоном произнесла бабушка. — Как мы и планировали.

— А что, если она — не единственная наследница?

— Не болтай чепухи, Света, — отрезала старуха. — Ты сама прекрасно знаешь о Законе наследования. Тем более, у Алисы нет огнекода, а это прямое доказательство, что она — пустышка.

Девочка была в растерянности: еще ни разу она не слышала, чтобы бабушка так говорила про нее.

— И все же стоит ей рассказать об ардамировом цвете, — настаивала на своем тетя Света. — По крайней мере, у нее будет шанс на спасение. И потом: что, если она все-таки отыщет его? Может, Вам не стоит так быстро уезжать из Туманного?

— Времени больше нет, Света, — вздохнула Евдокия. — Туман окутал наш город. Это значит, что Сияние уже здесь. Подумать только: они нашли нас, спустя столько лет! Вчера я своими глазами видела пару Безликих недалеко от Алексинска.

Девочка настолько сильно прильнула ухом к двери, что не заметила, как снова неуклюже ввалилась в кухню. Бабушка и тетя Света сделали вид, как будто обсуждали что-то невероятно скучное.

— Ах, Алисонька, а я уж думала, что с тобой снова что-то приключилось! Садись за стол скорее, мы со Светланой уже поужинали.

Евдокия мгновенно кинулась к печи и принялась накладывать в тарелку огромную порцию картофельного пюре. Похоже, тетя Света так и не рассказала ей, что произошло днем, за что Алиса была ей благодарна. Вот только о чем это они сейчас говорили?

— Бабушка, я сейчас шла мимо кухни и случайно услышала…

-Что? — настороженно замерла на месте Евдокия. — Что ты услышала?

— Ну, про то, что нам надо уехать.

Алиса твердо решила не рассказывать про все остальное. Бабушка же старалась говорить тихо и спокойно:

— Да, Алисонька, это так. Мы завтра с тобой переедем в другой дом. Пусть и не такой уютный, как этот, но все же в нем можно жить. Кстати, он находится на берегу моря, как ты и мечтала. Знаешь, не стоит забывать о том, что с тобой приключилось недавно. Здесь нам находиться небезопасно.

— А мы сюда вернемся?

— Не думаю, что это правильно, Алиска, — встряла в разговор тетя Света. – По крайней мере, сейчас. Не волнуйся: мы с Антошкой будем часто вас навещать. А может, то же переберемся к вам.

— Теть Свет, можно спросить? Вы тоже эйк, как и Антон?

Алиса заметила, как бабушка с соседкой напряженно переглянулись.

— Нет, Алиска, я не эйк, — ответила Светлана. — Вернее, когда-то давно, разумеется… Но это не значит, что Антон не может им быть. Это сложно объяснить. Да и пора мне.

Тетя Света резко выскочила из-за стола, взъерошила волосы на голове Алисы и быстро зашагала в сторону выхода:

— Антон сейчас у Еремы, будет поздно. Ладно, еще увидимся!

— Ты доедай, Алисонька, да спать ложись. Время уже позднее, а нам завтра с тобой в дорогу.

Проводив молодую соседку, бабушка ласково обняла Алису за плечи и тяжело вздохнула. Обижаться на нее девочка просто не могла. Она в очередной раз убеждалась в том, что это был главный человек в ее жизни, которому она действительно была нужна.

До конца дня, как и обещала рыжеволосая Светлана, Антон в поселке так и не появился. Алиса то и дело выходила во двор и пристально смотрела на соседский дом. Но в его окнах так и не возник свет. У девочки даже сложилось впечатление, будто в нем никто и не живет вовсе — настолько пустым и безжизненным он казался среди остальных строений.

Весь вечер девочка провела за ноутбуком, пытаясь написать письмо Димке Филиппову, капитану своей футбольной команды. Вот только ничего не выходило: слова путались, да и что можно было написать самому лучшему парню на планете? Намного проще — сморозить какую-нибудь глупость и жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Раньше они всегда обменивались расписанием тренировок и обсуждали прошедшие игры. Но сейчас, вдали от футбола, было очень трудно о чем-то писать. Тем более что ни о чем другом, кроме спорта, они не разговаривали.

Летние сумерки снова окутали поселок густым, непроглядным Туманом. Ночью, перед сном, Алиса открыла форточку, чтобы услышать, когда Антон вернется от Еремы. Вот только услышит ли? Она вспомнила недавние приключения в лесу и теперь точно знала, что там, где есть волшебство, нет власти у человеческого слуха. Девочка положила голову на подушку и принялась изучать, как ветер теребит паутину между оконными рамами.

— Уйди!

Кто-то с силой оттолкнул Алису в сторону, и она упала на окровавленную землю.

Вокруг шло сражение. То тут, то там раздавался грохот сцепившихся в схватке клинков. Вся равнина была устелена погибшими воинами.

— Что ты тут забыла?

Кто-то высокий и сильный вцепился в нее и оттащил за ближайший валун. Это был красивый, подтянутый мужчина с длинными, заплетенными в хвост светлыми волосами.

— Тебя не должно быть здесь, это не твой путь! — заорал он испуганно и одновременно взбешенно. — Не твой, слышишь?

— Да, но кто Вы? Что происходит?

Алиса обратила внимание на его странный шрам вдоль щеки — в виде каких-то знаков. Что-то вроде даты, записанной затейливыми палочками и крючками.

— Тебе меня не остановить! Я уже все решил! А теперь, прошу тебя, вставай и уходи! Спасайся! Встава…

Что-то просвистело рядом, и мужчина пораженно рухнул на землю, продолжая шептать девочке:

— Вставай, Елейна! Вставай, уходи! Вставай же!

По щекам мужчины катились слезы. Алиса резко открыла глаза.

— Вставай, говорю тебе!

Кот Васька сидел на подоконнике и с любопытством разглядывал Алису. Ее всю трясло.

— Завтрак уже на столе, Симила. Несколько раз разогревать я не собираюсь.

— Меня зовут Алиса! А-ли-са! Пора бы уже запомнить, — отрезала она и, нащупав ногами тапки возле кровати, пулей метнулась в кухню.

— Подумаешь! — передразнил кот и, показав ей язык, тут же растворился в пространстве.

Бабушки в доме не было. Позавтракав, Алиса, как обычно, направилась в сарай, чтобы подоить корову. Но не успела она выйти во двор, как на пороге дома встретилась лицом к лицу с дряхлой соседкой Антониной. Вид у той был запыхавшийся, на лице застыла явная паника.

— Где Дуська? Где она? Она дома?

— Не знаю, я еще ее не видела, — ответила Алиса. — Мы, вроде, сегодня переезжаем. Может быть, пошла за билетами?

— А где Василус? — Антонина в панике принялась оглядывать интерьер дома. — ВАСИЛУС!!!

— Кто? — растерянно вскинула брови Алиса.

— Что случилось? — раздался урчащий голос, и на пороге возник кот-домовой.

— Они уже здесь, Василус! — дрожащим голосом проскулила Антонина. — Стражи теней у дома Багровых! Боюсь, что мальчишка предал нас.

Они уже здесь! Ох, что же будет?

Кот ничего не ответил и снова исчез. Прошло несколько мгновений, как со стороны огорода послышалось ковыляние Евдокии. Васька, похоже, предупредил ее о визите соседки.

— Ничего не понимаю! Как это произошло? — обеспокоенно бросила она Антонине, впопыхах вбегая в дом. Та вместе с Алисой шли следом. —

Поселок охраняют феерины! Если только… Хотя нет, это невозможно.

— Ох, не знаю, Дуська! Ох, не знаю!

Антонина семенила за Евдокией, держась при этом за поясницу и кряхтя на ходу. Кот также мчался вслед за хозяйкой дома. Все направлялись в кухню.

— Как на зло, Света сейчас в Ишгуде, — озабоченно пробормотала Евдокия, хватая со стола кувшин с молоком. — Надо ее предупредить.

Она быстро подошла к кошачьей миске, стоящей на полу и налила в нее молока:

— Васька, твоя очередь.

Кот, виляя хвостом, подскочил к угощению и испробовал немного из блюдца. На молоке тут же появились круги, которые плавно стали превращаться в очертания лица тети Светы. Евдокия свесила голову над поверхностью молока и громко произнесла:

— Света, возвращайся! Стражи уже в поселке! Боюсь, что здесь и Продмир.

— Хорошо, сейчас буду, — ответило лицо в блюдце и тут же исчезло.

Но не успела Евдокия что-то сказать еще, как за окном стали раздаваться крики сельчан. Алиса подбежала к подоконнику и не смогла сдержать подобравшийся к горлу ужас: почти все дома Туманного были охвачены огромным пламенем, а среди алых языков огня спокойно прогуливались странные люди в темных плащах на манер средневековых мантий. В центре шел высокий рослый мужчина, старательно пытающийся скрыть под капюшоном свое лицо. Он смеялся, наблюдая, как из горящих домов выбегают испуганные люди.

— Уходите! Уводите Алису! Ну же!

Антонина отреагировала на приказ Евдокии мгновенно: резко вцепилась в руку девочки и потянула ее за собой. Но та, изловчившись, высвободилась из захвата.

— Нет, бабушка, нет! Я останусь с тобой!

— Уходите ради всего святого, я их задержу! Васька, иди с ними, мне так будет спокойнее.

Антонина снова вцепилась в руку Алисы. Девочка хотела вырваться, но бабушкин умоляющий взгляд заставил ее повиноваться.

В дверь постучали. Старуха переглянулась с котом-домовым и, не раздумывая, поспешила навстречу незваным гостям. Антонина с Алисой следовали рядом.

— Кто там? — с вызовом произнесла Евдокия.

— Родственники! — протянул холодный мужской голос, и на пороге кто-то громко расхохотался. Похоже, вся группа людей в плащах стояла перед входом в дом.

— Вы ошиблись, у меня давно уже нет родных, — ответила Евдокия. Алиса почувствовала, как еще сильнее сжимается на ее запястье рука Антонины.

— А как же родной сын? Или материнское сердце все же зачерствело за годы разлуки?

— Мой сын не пришел бы ко мне, чтобы убивать, — бесстрашно ответила бабушка. Алису обдал леденящий холод, когда она поняла, кто говорит по ту сторону двери.

— Девчонка здесь. Входите! — раздался приказ, но Евдокия среагировала быстрее. Она поднесла свои ладони к двери и, в ту же секунду она сорвалась с петель и, подобно пробке и вылетела во двор, раскидывая по сторонам Стражей теней.

— Уходите! — старуха отдала приказ коту и дряхлой соседке, на лету собирая воздух руками.

Во дворе дома, откуда ни возьмись, возник вихрь, который сразу же ринулся на поджигателей. Те хотели что-то предпринять, но ветер отшвырнул их на значительное расстояние, удобное, чтобы сбежать Алисе и ее сопровождающим. Те, не медля, бросились в сторону леса.
Тетя Света подоспела вовремя. Она вскинула руки к небу и перед распластавшимися на земле магами возникла стена из яркого света.

— НЕ ВЫЙДЕТ!!!

Светлану и Евдокию резко отбросило на землю, а их чары мгновенно исчезли. Перед женщинами возвышался лысый человек со шрамом на щеке в виде трех кругов, сложенных один в один, и победно улыбался.

— Остановись, Продмир, — прошептала Евдокия, поднимаясь на ноги. — Иначе, я сама заставлю тебя это сделать!

— Ты мне не нужна, — скучающим голосом произнес он. — Меня интересует девчонка. Этим утром я видел Лунный след — должен сказать, очень впечатляюще для незаслуженного наследника!

— След? — Алиса заметила, как бабушка застыла на месте — то ли от испуга, то ли от потрясения. – Этого не может быть!

— Именно! — издевательски откликнулся Продмир. — И он, кстати, шел в твой драгоценный дом, в твое разлюбимое Туманное! Как неосторожно для Хранителя!

— Нравится мой поселок, значит? Что же, можешь остаться в нем навсегда!

Старуха сделала еле заметное движение рукой, и вишни, стоящие в ее огороде, тут же ожили и бросились на Продмира. Люди в плащах тоже ринулись в атаку, но встретились со стеной света, которую сотворила рыжая дама.

Продмир был в бешенстве. Неожиданно весь огонь, охвативший поселок, стал собираться перед ним. Еще один жест, безумный, устрашающий крик, и адское пламя кинулось на своих жертв, уничтожая все на своем пути, не оставляя после себя ничего живого.

Алиса вскрикнула, наблюдая за происходящим издалека, но ее бабушка все же успела сделать еле уловимый взмах рукой, будто набирает в ладонь воздух. И снова перед ней, в момент, когда надежды на спасение уже не оставалось, возник яростный смерч. Он стал расти все больше и больше, отгоняя от закадычных подруг-соседок языки безумного пламени.

Девочка на какое-то мгновение оцепенела, пытаясь рассмотреть очертания отцовского лица — строгого, не знающего страха и пощады. Но она также различала в них какую-то странную эмоцию. На долю секунды у нее в голове возникла безумная идея подойти к нему и сказать что-то типа «Привет, папа»! Как же она мечтала об этом, особенно когда жила с отчимом-алкоголиком! Но Антонина с силой дернула девочку вперед — нужно было уходить.

Сила стихии была велика. Смерч выдергивал из земли деревья, доски заборов, а после и вовсе принялся поднимать к небу горящие дома, стоящие по соседству. К счастью, люди, жившие в них, уже успели убежать подальше.

Бабушка Алисы сейчас больше не была какой-то там чокнутой старухой. В эти секунды она была Евдокией Громовой — повелительницей всеразрушающего ветра. Весь ее вид внушал страх и огромную, просто нечеловеческую силу.

Алиса отказывалась верить в то, что происходит.

Продмир так и не смог совладать с ветряным безумием. Огонь, который он послал в атаку полностью иссяк, заставив его самого впервые за столько времени почувствовать слабость. Казалось, что теперь уже все Туманное парило в воздухе по приказу одной единственной пожилой дамы.

Чтобы сравнять силы, Продмир быстро щелкнул пальцами, и из земли — прямо перед сражающимися — возникли два огромных каменных монстра, похожих на троллей из сказок. Но Евдокия и тут его опередила: один из парящих в смерче домов мгновенно рванул в сторону атакующего, погружая его и сотворенных им чудовищ под груду деревянных обломков.

Алиса все время оглядывалась назад. Она видела происходящее, но не могла ничем помочь бабушке и тете Свете. Кот Васька, или как его называли взрослые — Василус, бежал впереди, то и дело, оглядываясь по сторонам. Следом ковыляла ворчливая Антонина.

— Сюда, сюда, на стежку! — командовала она, махая в сторону небольшой тропинки, ведущей в лес.

— Алиса! Алиса! Постойте! Подождите меня!

За ними мчался Антон. Выглядел он немного потрепанным и испуганным.

— Мама велела мне идти с Алисой. Я покажу ей дорогу к Ереме!

— К Ереме? — переспросила девочка. Вот уж радость — она и не думала, что ей придется снова повстречаться с этим отвратительным монстром.

— Да. Он должен встретить нас возле Двойного перехода, — отрапортовал Антон.

— Не так быстро!

Антонина охнула: прямо перед ними, откуда ни возьмись, возникли двое громил. Алиса сразу их узнала — это был Сулмедир и Толстяк, что напали на нее в автобусе.

— Бегите! — завопил во все кошачье горло Василус и тут же превратился в низенького лысыватого человечка, в котором Алиса тут же узнала… директора своей школы! Это было настолько неожиданно, что девочка невольно взвизгнула.

— Уходите же! — выкрикнула Антонина, простым жестом руки создавая перед врагами огромную преграду из, откуда ни возьмись, появившейся воды.

Антон, похоже, знал, что делать. Он крепко зажал ладонь Алисы в своей руке, и время вокруг мгновенно остановилось. Антонина, Василус-домовой-директор, Сулмедир и Толстяк — все они застыли в воинственных позах, словно были простыми скульптурами. Антон же не стал любоваться этим и с силой потянул подругу в сторону лесной тропы:

— Скорее! Я не смогу вечно удерживать время!

— Но как же они? Как же бабушка и тетя Света?

— С ними ничего не случиться. Особенно с твоей бабушкой и моей мамой.

Антон серьезно посмотрел на Алису и тут же улыбнулся ей в ответ.

Девочка в последний раз окинула взглядом то, что когда-то было ее родным домом, и с неохотой побрела за парнем. Ее одолевало нарастающее с каждым шагом опасение — в том, что она больше никогда в жизни не увидит свою бабушку.