Глава № 7 «Туман»

— Кажется, отстали.

Антон то и дело оглядывался назад, опасаясь погони. Затея уйти в лес казалась Алисе невероятным безумством. А что, если на них нападет какой-нибудь зверь? Что вообще могут предпринять против него двое безоружных школьников? Но Антона, похоже, все это совершенно не пугало.

Тропинка уводила их все дальше в лес, извиваясь из стороны в сторону. Послеобеденная духота дурманом действовала на комаров, которые так и стремились впиться то в руку, то в шею, то в щеку. Птиц слышно не было, зато вдоль кустов кто-то осторожно передвигался на маленьких лапках.

Алиса никак не могла до конца осознать, что же произошло пару часов назад. Мир, который она всегда знала, в одно мгновение перевернулся с ног на голову.

— Так куда мы идем? — в очередной раз спросила она, устало шагая за Антоном.

— Сколько можно говорить? К Двойному переходу!

— Я часто здесь ходила с бабушкой, но ни о каком переходе не знаю!

— Не удивлюсь, что ты и про Сияние ничего не слышала! — хмыкнул тот.

— Про что?

Алиса остановилась, непонимающе вглядываясь в ехидную ухмылку своего спутника. Тот развернулся и неуверенно посмотрел на нее своими бездонными голубыми глазами. Впервые он выглядел разочарованным — похоже, он все же надеялся, что Алиса хоть что-то знает о происходящем.

— Про Сияние, — растерянно повторил он. — Ты что, действительно ничего не знаешь?

Уши у девочки предательски запылали, и она отвела глаза в сторону:

— Что я, по-твоему, должна абсолютно все знать про Ваши эйковские глупости?

— Сияние — это страна, вообще-то. Наша с тобой страна.

Антон был потрясен до глубины души. Почему-то ему казалось, что уж про Сияние-то она должна была знать. Он вонзил пальцы в свои небрежно торчащие в разные стороны волосы и тяжело вздохнул.

— Ну да, — закатила глаза Алиса. — Мне тринадцать лет, к твоему сведению. Я, что, идиотка? Какая еще страна посреди нашей глуши?!

— Это большая страна, — насупился Антон, его голос приобрел привычные издевательски-глумящиеся ноты. — Уж тебе-то этого не знать! Мама рассказывала, что раньше Сияние было повсюду. Все люди когда-то были жителями этой великой страны. Ты тоже оттуда.

— Превосходно! — Алиса иронически прихлопнула в ладоши. Она не знала толком — верить ли этому мальчишке или нет. — Этого мне еще не хватало! Ну, прямо, Алиса из страны чудес! А я, знаешь что? — Она неожиданно резко остановилась и вцепилась в рукав рубахи Антона – да так, что тот, чуть было, не упал. — Я НЕ ХОЧУ БЫТЬ ТАКОЙ АЛИСОЙ!!!! Тебе понятно?

— Уже слышали.

Антон кое-как вырвался из захвата и, на всякий случай, отошел от подруги на безопасное расстояние:

— Думаешь, мне доставляет удовольствие тащиться с тобой? Я пошел только потому, что мама просила. У меня и без тебя дома дел много.

Хотя, теперь, наверно, и дома-то уже нет…

Девочка мгновенно сменила злость на сочувствие:

— И как же ты теперь вернешься?

— Я не вернусь, — отрезал тот и, не проронив больше ни слова, уверенно пошагал вперед.

Алисе ничего не оставалось, как продолжить свой путь в неизвестность. Ведь остаться в лесу одной — далеко не лучший вариант.

Дорога все тянулась куда-то вдаль. Невероятно, но всего пару часов назад наша героиня спокойно нежилась в своей кровати и слушала дуновение ветра. Вся эта безмятежность теперь казалась далеким сном. Антон, молча, шагал впереди, по всей видимости, не желая с ней разговаривать.

— Знаешь, вообще-то я родилась в Алексинске, — первой заговорила Алиса. — Мои родители были хорошими людьми. Путешественники. Про них даже по телевизору говорили! Но когда отец бросил нас, мама начала пить. А отчим ей в этом не отказывал. Ты извини, что я так отреагировала, просто не думаю, что я родилась в этом твоем Сиянии. Может, тетя Света что-то напутала или ты ее не так понял?

Антон не ответил. Девочке показалось, что он все еще дуется на нее. А может, действительно не хочет разговаривать. Не дождавшись ответа, она пнула, с досады, лежащую на пути сосновую шишку и, тоже не произнеся ни слова, продолжила идти вперед.

Дело шло к вечеру. О неизбежности привала друзья прекрасно знали, но почему-то не спешили искать подходящее местечко для отдыха. От мысли, что придется ночевать далеко от дома, в глухом и опасном лесу, бросало Алису в озноб. Солнце уже не так палило — ему на смену пришла вечерняя прохлада. Вот только комары не унимались — с приближением вечера они стали злее прежнего.

Наконец, Антон предложил остановиться и чего-нибудь перекусить. В этом Алиса была с ним полностью солидарна. Правда, впопыхах она ничего не успела с собой прихватить. Антон, словно поняв ее опасения, велел ей остаться его ждать, а сам вытащил из-за пазухи самую обыкновенную рогатку и побрел куда-то в сторону, что-то бормоча себе под нос.

Вот те на — взял и кинул ее, одну посреди леса! Девочка хотела было догнать его и отчитать за столь мерзкий поступок, но передумала. В это самое мгновение за кустами послышался шорох, и, если бы Алиса не была так взволнована и удивлена происходящим, то непременно завопила бы на весь лес. Прямо к ней, превращаясь в громоздкую дверь, приближался ослепительный шар света.

Девочка протерла глаза и, на всякий случай, ущипнула себя за руку. Нет, все это происходило на самом деле. Дверь медленно подплыла к ней и остановилась в нескольких шагах.

Любопытство оказалось настолько сильным, что ни страх, ни опыт предыдущих встреч с необъяснимым, не смогли заставить ее одернуть руку…

Дверь поддалась не сразу — что-то звякнуло и ухнуло ту сторону. Алиса действительно чуть было не закричала от неожиданности: на пороге стояла высокая светловолосая женщина в невероятно красивом, возможно королевском, наряде. Девочка сразу узнала, кто это — именно ее лицо она видела накануне в виде облака.

Дама просто светилась от счастья. Ее волосы, которые вились почти до самой груди, напоминали волны, ласкаемые ветром. Она казалась настолько идеальной, что могла быть только королевой или царицей какого-нибудь удивительного государства. Вполне может быть, что даже того самого Сияния, о котором так долго распинался Антон. Женщина внимательно смотрела на маленькую беглянку, но переступить порог сияющей двери не спешила.

— Кто Вы? — заворожено произнесла Алиса.

— Меня зовут Эсирия, — бархатный голос женщины окончательно пленил изумленную девочку. — Я не хочу, чтобы о нашей встрече узнали посторонние.

— Х-х-хорошо, — кивнула Алиса.

— Если другие поймут, что я была здесь — быть беде, — полушепотом произнесла Эсирия. — Но я так хотела увидеть тебя — живой и здоровой.

— Разве, мы с Вами знакомы?

Эсирия не ответила, лишь загадочно одарила девочку улыбкой. Так она и стояла — просто смотрела на Алису, улыбаясь и едва сдерживая слезы. Спустя некоторое время со стороны, куда ушел Антон, послышался треск, и Эсирия насторожилась.

— Мне надо уходить, моя милая Симила. Но если тебе вдруг потребуется помощь, достаточно только назвать мое имя на перепутье дорог. Не сомневайся – ветер донесет до меня твое послание. Я обязательно приду к тебе, запомни это!

Женщина печально посмотрела на Алису и снова ей улыбнулась. В Эсирии было столько всего обворожительного, столько чего-то родного и близкого, что девочка не знала, что ей и ответить. Таинственная дверь мгновенно закрылась, снова превратившись в огромный светящийся шар. Тот стал удаляться от девочки, пока совсем не скрылся среди могучих стволов сосен. Как раз вовремя — с противоположной стороны леса возникла запыхавшаяся фигура Антона. В руке у него виднелись пара грибов и небольшой букетик лесной земляники.

— Это все, что было, — его расстроенный голос немного вернул Алису к реальности. — Более съедобного ничего найти не удалось.

— Скажи, а почему все называют меня Симилой?

Алиса все еще пыталась отыскать нужное определение тому, что она сейчас чувствует в своей душе.

— Да потому, что это твое имя! — привычное настроение мальчика вернулось в троекратном размере. — Могла бы и догадаться, раз уж ты дочь великого мага!

— Но ведь я…

— Знаю, знаю! Ты Ал-и-и-и-са. Уже проходили.

Антон произнес ее имя настолько растянуто и смешно, что девочка едва не рассмеялась над этим. У нее в душе все настолько перемешалось, что невероятно хотелось плюхнуться куда-нибудь и ни о чем больше не думать.

— На, ешь, нам еще долго идти!

Антон протянул ей букет с земляникой и, не скрывая привычной ухмылки на лице, стал наблюдать, как та жадно поглощает ягоды. Как ни крути, а девочка даже и не ела сегодня.

— Я видел свет, когда шел сюда, — смягчив голос, отрапортовал он, с подозрением всматриваясь в лицо своей спутницы. — Думал, что за нами погоня. Ты что-нибудь видела?

— Нет, — почему-то соврала Алиса. Она вспомнила, что Эсирия запретила кому-нибудь рассказывать об их встрече. Но можно ли было говорить Антону, она не спросила.

Парень сделал вид, что ей поверил:

— Ладно, пошли. Возьмем эти грибы с собой, может, еще найдем по дороге. Тут рядом должен быть пруд. У него и остановимся на ночь.

— Ты что, уже был здесь?

— Приходилось, — впервые за столько времени Антон улыбнулся – лукаво, добродушно и все также насмешливо. — В перерывах между уроками в классе для «особо одаренных».

Пальцами двух рук он обозначил в воздухе кавычки и, развернувшись, с довольным видом бодро зашагал по тропинке. Задетая до глубины души, Алиса побрела за ним, гадая, как бы проучить этого мальчишку.

Наши герои снова шагали среди темнеющего леса, навстречу подстерегающим их опасностям. А они, опасности, уж точно должны были проявиться, в этом Алиса не сомневалась. Ночь в лесу не может пройти бесследно. И потом, ей страшно хотелось есть, а пара проглоченных ягод только раззадорили аппетит.

Антон все время молчал, и Алисе это страсть как надоело. Она принялась забрасывать своего сопровождающего различными вопросами, но тот лишь ограничивался скупыми «да» или «нет».

— И почему я о ней никогда не слышала? — сетовала она, ожидая, что Антон подключится к беседе. — Она здесь, недалеко?
Парень некоторое время задумчиво вглядывался куда-то вперед, после чего все же заговорил:

— Сияние – это блуждающая страна. Сегодня она здесь, завтра может появиться в другой части света. Она одиноко скитается по всему миру, останавливаясь там, где больше всего несчастных людей.

— Это еще почему?

— Все дело в Тумане! Он, подобно щиту, скрывает сиянцев от внешнего мира. Представляешь, сколько требуется энергии, чтобы укрыть целую страну? Великому Туману постоянно требуется подпитка. И ничего нет сильнее, чем страдания людей, их черные мысли, их ночные кошмары, все плохое, что находится в их душах.

Антон остановился и внимательно посмотрел на подругу.

— Несмотря на то, что Сияние – удивительная и могущественная страна, это все же проклятое место. По многим причинам. Это так, к слову.

— Значит, Сияние сейчас в Алексинске?

— Верно, — ухмыльнулся Антон. — А ты схватываешь на лету!

— Я не понимаю, — девочка потерялась в собственных мыслях. — Но как это возможно?

— Это все Туман! — со значением произнес Антон. — Ладно, завтра сама все увидишь.

Уже скоро солнце полностью скрылось за кромкой леса, вручая бразды правления надвигающейся ночи. Как и предвидел Антон, они вышли к небольшому лесному озерцу, затянутому кувшинками, и решили устроить ночлег прямо на его берегу.

Свет Луны, возникший на небосклоне, вонзился в гладь озера и медленно, с ветерком, принялся раскачивать волну. Алиса, конечно, не питала особого желания оставаться в этом странном и довольно жутковатом месте, но желание отдохнуть взяло верх над рассудком.

С едой проблем не оказалось. Соорудив из кленовой ветки и гвоздиков из кармана подобие удочки, Антон умудрился за час наловить в озере целую дюжину маленьких карасей. Вскоре на берегу возник костер, и друзья смогли вдоволь насладиться свежеприготовленными «шашлыками» из рыбы.

Несмотря на сытый ужин и слипающиеся глаза, они сидели напротив потрескивающего костра и заворожено любовались поверхностью воды, в которой отражались остатки заката.

— Мама просила тебе передать, — с неохотой произнес Антон. Он нервно подкидывал сухие ветки в огонь и становился еще серьезнее и мрачнее. — Она уверена, что это спасет тебя от твоего отца.

— И что же это?

— Цветок Ардамира. Честно говоря, я не думаю, что он существует, но мое дело — тебе передать.

— Это еще почему? — Алиса с интересом уставилась на приятеля.

— Очень много вопросов задаешь, Алиса Громова! — Антон сердито посмотрел на девочку и тут же опустил глаза. Через незначительную паузу он продолжил: — Есть легенда, что этот цветок посадил сам Ардамир — великий просветленный, который был первым правителем и, по некоторым данным, даже создателем Сияния. Считается, что тот, кто сорвет его цветок и станет хранить при себе, никогда не погибнет и будет защищен даже от самого сильного мага на Земле и Луне.

— Луне? Еще скажи, что и там эйки водятся! — хихикнула Алиса.

— Может, и водятся, — насупился парень. — Это же просто легенда, мало кто в нее верит! Даже в Сиянии. За миллионы лет никто из сиянцев ни разу не встречал ардамиров цвет. Но мама велела рассказать тебе о нем, так как она считает, что он сможет тебя защитить от Продмира Громова.

Неожиданное молчание разбавилось музыкальными опусами кузнечиков.

— Называй меня Симилой, если хочешь. Я не обижусь. Честно, — Алиса подмигнула Антону, подавляя зевоту. — Правда, я не знаю, с чего оно вдруг стало моим настоящим именем?

— Это сиянские имена, — тихо произнес Антон, задумчиво вглядываясь в языки пламени. — Не знаю, почему так. Лично мне нравится мое человеческое имя. Но в Сиянии меня зовут именно Лотто. Честно говоря, я боюсь об этом спрашивать у мамы. До сих пор не могу привыкнуть, что она мне не родная.

— В смысле? Почему? – Алиса округлила глаза от удивления. Она неожиданно поймала себя на том, что подобные мысли когда-то приходили и в ее голову насчет бабушки.

— Как будто сама не знаешь! — парень шмыгнул носом и принялся прутом тормошить засыпающий в костре огонь. — Мы же с тобой вместе были в детдоме.

Алиса чувствовала, как проваливается сквозь землю. Воспоминания, которых она так старалась избежать, снова подкатили к ней, отчего девочке вдруг стало не по себе. Но сейчас ее беспокоило далеко не это. До недавнего времени она никогда раньше не встречала Антона. Тем более в детском доме.

— Прости, а ты что, тоже оттуда? — она старалась поскорее убрать неприятные мысли из своей головы. — Мне казалось, что эйки не попадают в сиротские приюты.

— Ну да, а еще они не ловят рыбу и не спят по ночам.

Алиса засмеялась. Антон лишь сделал вид, что ему весело. Весь этот шум невольно вспугнул дремавших у камышей лягушек.

— А ты меня совсем не помнишь, да? — после непродолжительного молчания спросил Антон. Девочка нерешительно пожала плечами. — Мама говорила, что такое бывает. Нам тогда было всего четыре года. Кстати, мы находились в одной группе. Неужели не помнишь?

— Нет, наверно…

Алиса была в полнейшем замешательстве. На самом деле она отчетливо помнила те дни, но вот только не могла отыскать в закромах своей памяти Антона.

— Знаешь, я была там не долго, — девочка с трудом заставила себя говорить об этом. — Меня забрала бабушка, когда меня поймали…

— А говорила, что не помнишь! — Антон заметно повеселел. — Нас же вместе забирали! Тебя — бабушка, а меня — моя мама. Мы еще всю ночь с тобой просидели у окна и о чем-то болтали. Клялись, что всегда будем вместе — точно, вспомнил! Еще дождь сильный шел! И сейчас, скажешь, что такого не было?

Алиса не ответила. Эти разговоры окончательно привели ее в ступор. С одной стороны она была совершенно уверена, что он не врет. Но, с другой, она не могла вспомнить ни Антона, ни всего того, о чем он сейчас ей говорит. Девочка постаралась вспомнить день, когда ее забирали из приюта. Нет, никакого Антона там точно не было. Может, она просто забыла или сама заставила себя забыть?

— Тебе повезло – Евдокия твоя родная бабушка, — грустно хмыкнул он. – Но моя мама…. Иногда мне кажется, что я другой.

Треск от костра убаюкивал, а уханье совы вдалеке напоминало ей разговоры про невиданную страну под названием Сияние. Алиса вспомнила двурфов, гнавшихся за ней пару дней назад. Интересно, есть ли в той стране, куда они направлялись, добрые феи, единороги и другие волшебные существа, про которых она читала в книжках? Наверно есть, раз эта страна настолько удивительная. Твердо решив, что обязательно спросит об этом приятеля, она позволила себе на мгновенье закрыть глаза.

— Алиса, ты идешь или нет?

Казалось, что Антон шутит, ведь еще только ночь. Но открыв глаза, девочка зажмурилась от утренних лучей солнца. Она лежала возле потухшего костра, укрытая мальчишечьим пиджаком. Лениво потянувшись, девочка огляделась: ни озера, ни леса, ничего вокруг не было видно.

— Туман! — победно воскликнул Антон. — Я уж думал, что придется тут целую неделю жить!

— И что такого особенного? Туман как туман, — сонным голосом промямлила Алиса, с неохотой поднимаясь с земли.

— Сейчас увидишь.

— Ежика, что ли? Зачем будить в такую рань?

Где-то минут двадцать ребята, молча, сидели у погасшего костра и чего-то высматривали в пелене лесного тумана. Алиса тысячу раз пожалела, что позволила себе подняться так рано.

Антон же ничего не объяснял и лишь сосредоточенно вглядывался в белесое очертание леса. И тут, неподалеку, раздался шорох. Парень резко вскочил на ноги:

— Скорее за мной! Только не отставай!

Они пробежали несколько метров в сторону леса и резко остановились. В Тумане ничего не было видно, но зато отчетливо слышались звуки обламывающихся веток и отлетающей от стволов сосен коры. Кто-то скакал по веткам им навстречу, присвистывая и чертыхаясь на ходу.

Вскоре среди макушек деревьев Алиса отчетливо разглядела… белку. Антон тоже увидел ее, и теперь поднял к небу голову, заворожено всматриваясь вверх.

По правде, это был еще бельчонок. Рыжий, размером не больше котенка и ярким хохолком на голове. Он лихо перепрыгивал с дерева на дерево, потом также резво спускался на землю, играя в догонялки с солнечными зайчиками. А угнаться за ними было довольно сложно.

Бельчонок (который со стороны действительно напоминал разыгравшегося котенка) устроил целый переполох, сломя голову кружа по деревьям и земле. А иногда даже забывая толком посмотреть, куда прыгает…

— А-а-ай!!!!

Не удержавшись на тоненькой ветке, он полетел вниз, прямо навстречу изумленному лицу Антона.

БАЦ!!! Оба рухнули на землю и завопили от неожиданности. Только Алиса стояла рядом и давилась от дикого хохота, держась за живот. Прямо в вечно ухмыляющееся мальчишечье лицо!

— Эй, что за дела?

Алиса отвлеклась от приступа смеха и замерла, вглядываясь в барахтавшегося на земле приятеля. Он безуспешно пытался снять со своего лица испуганную белку. Последняя же была несколько обескуражена падением. Причем, настолько, что намертво вцепилась в волосы и уши парня. На какое-то мгновение девочке почудилось, что бельчонок что-то сказал.

— Да отпусти, чего пристал?!

Антон снова попытался оторвать белку от своего лица, но тщетно.

Бельчонок долго вглядывался в лицо Антона, после чего заявил:

— Мне ваше лицо кажется знакомым. Мы не встречались? Зеркальный пруд? Торфяная излучина? День рождение тетушки Скитти?

Алиса протерла сонные глаза — ан нет, не почудилось.

— Не-е-е-т, — протяжно проскулил Антон, испуганно вглядываясь в непроницаемую морду зверька. — Мы не встреча-а-лись!

— Что ж. Извиняюсь. Обознался.

Мгновенно покинув лицо мальчишки, зверек взлетел на дерево, игриво повиливая хвостом. Крикнув на прощание: «Рад был познакомиться!», он скрылся за деревом.

— Эй, постой! — вскочил на ноги Антон, пытаясь сообразить, что происходит.

Из-за дерева вновь показалась любопытная беличья голова:

— Чем могу быть полезен?

— Ты не встречал Ерему? Ну, то есть, Ермандигора?

Бельчонок обвел подозрительным взглядом Алису и Антона, после чего спросил:

— Хотите сказать, что Вы и есть те самые, что ищут приключений?

— Да, это мы, — неожиданно включилась в разговор Алиса.

— Меня зовут Треск, — произнес бельчонок, подбираясь как можно ближе к ребятам. — Ермандигор велел мне сопроводить Вас. Но он был обеспокоен чем-то. Вот мне и показалось, что он говорил про вас, только чтобы от меня отвязаться.

— Нам сообщили, что он будет ждать нас у Двойного перехода.

Голос Антона так сильно упал, что Алиса догадалась: что-то пошло не по плану. И это было очень плохо. Хоть она и недолюбливала этого монстра Ерему, но совершенно не отказалась бы от помощи кого-то, умеющего творить магию.

— Вижу, дела у Вас совсем плохи, — внимательно посмотрел на них Треск. — Значит, Стражи теней перешли к действиям? Ай-яй-яй, это нехорошо! Очень возмутительно!

— О ком это он? — шепнула девочка на ухо Антону.

— Стражами теней в Сиянии называют тех, кто служит у твоего отца, — еле слышно пояснил тот. — Эх, хоть бы эта белка послушалась Ермандигора!

— Кого?

— Да Ерему, будь он неладен! Здесь у него просто другое имя. Он — правитель всех лесов этой страны, один из духов, выбранных Наблюдателями.

— Я так и знала, что он не человек! А что за Наблюдатели? — завороженно вздохнула Алиса, одновременно награждая бельчонка приветливой улыбкой.

— Потом расскажу, ладно? Надо спешить — Туман рассеивается.

Вот это да. Не уж-то Ерема — самый настоящий дух леса? Ее воображение сразу стало рисовать образы какого-то страшного существа — страшнее самого Еремы. Мысли сплелись в один беспорядочный клубок: дух леса, демон, призрак! То-то ей этот Ерема не понравился. Кому рассказать — не поверят.

— Что ж, раз уж это действительно Вы — те, о которых говорил Ермандигор, — Треск с важным видом встал на задние лапы и выпятил вперед грудь, — прошу следовать за мной! В Сиянии сейчас неспокойно, поэтому не стоит лишний раз привлекать к себе внимание. Если нас поймают – нам не сдобровать.

Подпрыгнув высоко, бельчонок цепко ухватился за одну из веток, выполнил невероятное сальто в воздухе и, на этот раз уже ловко, приземлился на землю.

— Идите за мной. Здесь очень плохо видно. Но на то он и Туман, чтобы абы кто не слонялся по заповедным тропам. Не отставайте!

И Треск помчался вперед, выделывая петли возле старых пней и кустов диких ягод. Антон с Алисой шли за ним.

— Это и есть Ваш Двойной переход?

— Похоже, — ответил мальчишка. — Мне Ерема говорил, что здесь на одной тропе пересекаются два пути, — ответил Антон. — То есть, обычно, если идти по этой дороге, мы можем придти куда-нибудь еще. А во время Тумана, путь у нас может быть совершенно другой.

— И куда же мы, по-твоему, сейчас идем?

Алиса с трудом различала окружающие деревья и кустарники — Туман был действительно сильным.

— Мы идем в Сияние, — отозвался впереди Треск. — Вернее, мы уже в нем.